Заключительного аккорда для нашей фуги

О, здорово – здесь никого нет, кроме людей!

"Харви"

Всё это может быть просто случайностью...

Должно быть, это Судьба...

"Человек, который считал себя царём"

"Что ты включаешь, когда выключаешь?"

Впервые я услышал этот вопрос из уст д-ра Тимоти Лири в 1968 году. Сам он на него ни разу мне не ответил; ему просто хотелось, чтобы я задумался. Я начал задумываться об этом, наверное, в тысячный раз, когда начал искать заключительные метафоры, которые позволили бы разгадать "Загадочные вариации" английского композитора и дирижёра Элгара Эдварда, – их я изложил в данной книге.

Прежде чем уйти с головой в изучение масок и масок-за-масками, давайте рассмотрим кое-что чуть менее сложное, чем человеческая психонейрофармакология. Давайте рассмотрим обычный телевизор.

Притворившись полными дебилами или философами-академистами, давайте-ка присядем и представим, что проводим глубокую медитацию на телевизоре.

Поскольку кто-то включил телевизор ещё до того, как мы вошли в комнату, нам сначала невдомёк. Что телевизор относится к классу вех неодушевлённых предметов. Напротив, мы отчётливо видим вполне одушевлённую жизнь. Через некоторое время мы даже узнаем, что у главных живых систем есть имена: Люси, Рики, Фред и Этиль. В процессе дальнейшего логического анализа мы решаем, что главная над всеми Люси, и мы провозглашаем Люси "разумом" телевизора, а всех остальных считаем "органами" телевизора.

Потом мы можем потратить годы и даже десятилетия на споры о точных логических причинно-следственных отношениях в этом фундаментальном дуализме между "разумом" и "органами". Умрёт ли "разум", если умрут "органы"? Сколько "разумов" управляют одним "органом"?

Перелетим на несколько столетий вперёд. Пришёл век эмпиризма, и мы отважились на эксперименты с телевизором, или с миром, или как мы там это назовём. В сущности, мы пытаемся осуществить настройку. Исходя из предположения, что ни инквизиция, ни управление по борьбе с наркотиками, ни КНРСПЯ, ни подобная им система устрашения теперь не сожжёт нас на костре, мы не только включаем телевизор, но и пытаемся его настроить. И вдруг обнаруживаем, что в "мировом приёмнике" или "мировом процессе" есть не только "комплекс Люси", но и масса других прекрасных девушек (Дороти – левое полушарие мозга, Бланш – либидо, Роуз – правое полушарие мозга, София – древний мозг)... И бесконечный цикл злодейских преступлений и катастроф, о которых сообщают люди, чьи лица не отражают никаких эмоций (хотя они всегда приветливо улыбаются, когда заканчивается передача)... И бесчисленные полчища полицейских. Стреляющих в бесчисленные орды "преступников"... И какие-то приятные люди, живущие в двадцать четвёртом веке на борту космического корабля "Энтерпрайз"... И какая-то забавная стайка пожилых дам. Щебечущих о том, что детстве испытывали сексуальные домогательства со стороны родителей и ныне желающих обсудить это перед камерой... И сборище джентльменов в странных костюмах, ораторствующих о Боге... И два типа, каждый из которых хочет стать президентом США и почти всё время улыбается, когда не хмурится и не разоблачает соперника как лживого продажного подлеца и негодяя.



Очевидно, телевизор, раз в нём содержится такое огромное количество людей страдает шизофренической болезнью – раздвоением личности. По крайней мере, так утверждают психологи, которые находятся среди нас.

Исследователи из другой группы, создавшие иную модель многоканальной путаницы восприятия, говорят. Что это не так. Они говорят, что телевизор вмещает воспоминания о многих жизнях, потому что раньше он "жил" в других консолях; и, более того, вы тоже прожили много жизней, и сможете их вспомнить, если продолжительное время будете поститься и созерцать голую стену... (Кое-кто шепчет по секрету, что этого состояния можно достичь быстрее, принимая некоторые химические вещества, хотя все считают их агентами хаоса).

Третья группа проводит более опасные и, значит, запрещённые эксперименты. Осуществив вивисекцию и удалив части телевизора, эти исследователи пришли к выводу, что телевизор вообще не обладает "жизненной силой" и. Следовательно, принадлежит к классу неодушевлённых (или, по меньшей мере, механических) предметов. И всё потому, что всякий раз. Когда они вынимают из телевизора какую-нибудь деталь, изображение темнеет и исчезает, а вот если они ставят эти детали на место, то телевизор снова возвращается к жизни. Прямо вылитый Франкенштейн, когда Голливуд решает снять очередное продолжение.

А ещё они обнаружили, что если телевизор обесточить, то он остаётся "мёртвым" независимо от количества поставленных в него новых деталей.

Кроме того, если они вынимали некоторые маленькие детали, то переставали выполняться только некоторые функции "мирового приёмника": пропадали все программы "с английским акцентом" или, на удивление, все сериалы шли без перерывов на рекламу. Но "Люси" и другие примитивные функции по-прежнему оставались. Следовательно, "мировой приёмник" состоит из механических частей, присоединённых к другим механическим частям, и мы можем считать его – как говорит эта группа, – набором механических реакций в механическом континууме.

Самая дерзкая из этих групп даже "объясняет", как появился телевизор. Они говорят, что если вы будете перебрасывать через стену достаточно много старого железа на свободный участок земли, то примерно через четыре миллиарда лет... по чистой случайности... часть этого металлолома превратится в телевизор. Они также собрали доказательства, подтверждающие, что телевизор впервые появился четыре миллиарда лет назад, что несомненно придаёт убедительность их теории.

Демонстрируя (возможно) некую внутреннюю неуверенность или обеспокоенность, эта группа настаивает. Что государство не должно допускать обсуждения альтернативных теорий в государственном просвещении, особенно теории группы психов, которая утверждает, что телевизор появился всего лишь сорок – пятьдесят лет назад и обязан своим существованием Высшему Разуму, принявшему облик обычного человека.

Существуют также и другие слепцы, которые исследовали этого телевизионного слона и пришли к собственным заключениям.

Но однажды юная леди, утомлённая дебатами между рационалистами, механистами и прочими догматиками, сидевшими в тёмной комнате, повернулась к ним спиной и открыла... дверь. Дверь находилась в стене напротив телевизора, и никому даже не приходило в голову повернуть голову в этом направлении. Наша героиня, которую звали Анна, подошла к двери и, открыв её, вышла из комнаты.

Это был внетелевизионный опыт (опыт ухода от телевизора – сокращённо ОУОТ).

Анна оказалась в мире, очень похожем на телевизионный, но в то же время чем-то он него отличающийся. Практически сразу она нашла "телевизионную студию", – место, где, в сущности, жили некоторые люди с телевидения. Анна поняла, что эти бедняги не могли жить в телевизорах, потому что выглядели выше, гораздо выше, чем их телевизионные дубли.

Теперь люди в телевизоре казались Анне карликами, или отражениями своих родственников в студии.

Пока Анна смотрела, Реальные Люди, или Большие Люди – короче, люди не из телевизора (она никак не могла решить, как их называть) – разыграли представление, в котором один из них умер.

"Отлично, отлично, – кричал Реальный Человек, который казался там самым главным. – Снято с первого дубля".

А потом "труп" встал и ушёл. Он даже закурил, что не смог бы сделать ни один человек в телевизоре.

Анна ощущала столь сильное смущение, что всю обратную дорогу бежала, а попав в комнату с телевизором, плотно закрыла за собой дверь изнутри. Она была очень осторожна и не обсуждала свой ОУОТ с остальными людьми из комнаты. Она знала, что если совершит такую ошибку, большинство из них яростно объявит её "сумасшедшей".

На следующий день она увидела по телевизору те же события, которые видела накануне в другом мире, с тем лишь исключением, что на этот раз труп не встал, не пошёл и не закурил, а Реальный Человек, который был там самым главным, вообще не появился на экране.

После этого Анна много размышляла и старалась выскальзывать за дверь незаметно, чтобы исследовать Реальный Мир. После этого она снова много думала. Она понимала, что если расскажет о своём опыте, обязательно найдутся другие люди, которые не станут называть её "сумасшедшей", а скажут, что она бывает "на небесах". Если бы она начала предсказывать концовки фильмов, которые видела во время съёмок, кое-кто сказал бы, что у неё магические пси-способности или она обладает "даром предвидения". Религиозные фанатики захотели бы сжечь её на костре как ведьму, а механисты – упрятать в сумасшедший дом, потому что там ей "самое место".

Однажды, находясь в Реальном Мире, она увидела парочку влюблённых в уединённом парке. Они занимались любовью. К её полному удивлению свет не стал приглушённым, не зазвучала противная визгливая музыка, а любовники не начали судорожно стонать и прятаться под одеялом. Они просто доставляли друг другу наслаждение.

Анна много думала об этом, и о том, насколько легко на телевизионном экране отличить "положительных героев" от "отрицательных", хотя в Реальном мире это вовсе не так просто – один и тот же Реальный Человек периодически становился то "положительным" то "отрицательным" персонажем. А ещё она заметила, что так же, как некоторые люди умирали на экране, оставаясь живыми в реальном Мире, они оставались живыми на экране ещё долгое время после того, как умирали в Реальном Мире.

Она начала представлять телевизионный мир не просто как сфокусированное электронное изображение или тень Реальности, а как маску. Эта маска подвергалась значительному редактированию и переписыванию, чтобы, по мнению тех, кто занимался Селекцией Реальности, соответствовать запросам и вкусам целого общества, в котором существует телевидение. Она понимала, что происходящее на экране – это не просто ксерокопия Реального Мира, а сложная социальная игра, или заговор молчания, где определённый набор программ выдаётся за весь Реальный Мир.

Анна отдавала себе отчёт, что стала мистиком, и стоит ей только рассказать кому-нибудь о своём опыте, одни люди вознесут её на пьедестал, а другие осудят, совершая и то и другое с пылом и страстью.

Но никто из них в действительности никогда не поймёт, о чём она рассказывает, пока сам не выйдет за эту дверь, причём многократно.

Через много лет Анна обнаружила, что есть ещё несколько человек, которые порой выскальзывают за дверь, а потом возвращаются с потрясёнными лицами. Точно такое лицо было у неё во время первых путешествий. И тогда она заговорила, но лишь с этими людьми – людьми с горящими глазами. И постепенно их группа начала увеличиваться. Обмениваясь впечатлениями и сравнивая наблюдения, они начали понимать. Что обнаружили вовсе не Реальный Мир, а очередной Театр Теней.

Там, снаружи, за дверью, у всех этих "Реальных Людей" были сценарии, и они должны были следовать этим сценариям, как и их "тени" на телевизионном экране. И все эти "Реальные Люди" были запрограммированы каким-то неизвестным и более "высокоразвитым", или, по крайней мере, математически более сложным источником... Реальным Миром, который стоит за этим "Реальным" Миром...

Анна и все её друзья хотели знать, что находится за тем Реальным Миром, который стоит за этим "Реальным" Миром... Мнения разделились. Одни считали. Что этот Мир можно постичь исключительно как чистую пифагорову геометрию, но другие им возражали, утверждая, что мы вообще не можем его постичь, а если и постигнем, то только как Вакуум за пределами слов и концепций. Третьи говорили, что этот мир можно представить в виде шестимерной спирали с эффективными сечениями в виде пятимерной сферы и четырёхмерного круга (хотя все остальные отвечали, что те, кто так говорит, просто употребляют химические галлюциногены, изготовленные подпольными алхимиками). Четвёртые же заявляли, что мы могли бы практически визуализировать этот мир, если бы представили чистую информацию в виде скрытых переменных, не ограниченных ни энергией, ни формой...

И все они сравнивали себя с муравьём, который сбегает из муравейника. Допустим, он узнаёт о существовании сверхмуравьиного или метамуравьиного космоса, который называется Задним Двором (лишь малую часть которого занимает муравейник). Разве у него не "поедет крыша", если он попытается представить дом, которому требуется Задний Двор, или таинственный "город", который содержит сотни и сотни тысяч Домов? И каким бы "просветлённым" ни был этот муравей, ещё труднее ему достичь генетический код, обучающий муравьёв строить муравейники, людей – строить Дома, и программирующий миллионы жизненных форм на всей планете, которая представляет собой крупинку среди миллиардов звёзд и галактик, созданных по такой же программе.

Поэтому они написали:

"Аппаратное обеспечение остаётся локальным, но никому не локализовать программное обеспечение".

Они написали это для памятки, чтобы не забыть, ведь такие мысли легко забываются или путаются в шуме и рёве. Который исходит от людей, по-прежнему уставившихся в телевизор. А между тем эти телевизионные маньяки спорят всё громче и громче, как нам правильнее понимать Люси: как "разум" или как пучок электронов, случайным образом иногда формирующий Люси, или как Предвечную Мысль в Сознании Режиссёра.

  • Раздел 6. Государственное управление
  • Будівельний комплекс
  • Ситуационные задачи.
  • Центрирование коническими колодками
  • Глава 6. – Висенте, по-моему, симпатичный, – сказал Никки
  • Снятие амплитудно-частотной характеристики
  • Без любви нельзя быть бог-атым
  • Стаття 111-1. Надсилання касаційної скарги (подання) сторонам у справі
  • За якими признаками діляться балочні залізобетонні мости
  • Правила игры
  • Ростово(Владимиро)-Суздальские князья:
  • ПОСЛЕДОВАТЕЛЬHОСТЬ ФИБОHАЧЧИ: ПРИЛОЖЕHИЯ И СТРАТЕГИИ ДЛЯ ТРЕЙДЕРОВ 2 страница
  • Санитарно-гигиенические требования к поверяемому ЭКГ аппарату
  • Символический метод расчета
  • Macr; Новые модификации процесса получения синтез-газа.
  • Минералы. Понятие о разновидностях, минеральных видах, индивидах
  • Введение. Фарид ад-дин Аттар
  • Работа с Журналом
  • Глава 5. Вина
  • Загальні вказівки