Портрет Дориана Грея. (фрагмент, переработанный мною под сцену.)

Портрет Дориана Грея. (фрагмент, переработанный мною под сцену.)

На сцене сидит Дориан Грей. Он смотрит спектакль. Слышна музыка, голоса актеров, самого действия зрителям не видно. Видно только реакцию Дориана. С каждой секундой он все больше разочаровывается. Наконец он расстроено закрывает лицо руками. Слышны жидкие аплодисменты.

Вбегает Сибила.

Сибила.(влюблено и радостно.) Как скверно я сегодня играла, Дориан!

Дориан.(очень горько, сильно разочарован) Ужасно! Отвратительно! Вы не больны? Вы и представить себе не можете, как это было ужасно, и как я страдал!

Сибила.(радостно, не видя его состояния) Дориа! Дориан, как же вы не поняли? Но сейчас вы уже понимаете, да?

Дориан.(раздраженно)Что тут понимать?

Сибила. Да то, почему я так плохо играла сегодня... И всегда буду плохо

играть. Никогда больше не смогу играть так, как прежде.

Дориан. Вы, должно быть, заболели. Вам не следовало играть, если вы

нездоровы. Ведь вы становитесь посмешищем. Моим друзьям было нестерпимо

скучно. Да и мне тоже.

Сибила.(не слушает его, очень светло и радостно.) Дориан, Дориан! Пока я вас не знала, я жила только на сцене. Мне казалось, что это - моя настоящая жизнь. Один вечер я была Розалиндой, другой - Порцией. Радость Беатриче была моей радостью, и страдания Корделии -- моими страданиями. Я верила всему. Те жалкие актеры, что играли со мной, казались мне божественными, размалеванные кулисы составляли мой мир. Я жила среди призраков и считала их живыми людьми. Но ты пришел, любимый, и освободил мою душу из плена. Ты показал мне настоящую жизнь. И сегодня у меня словно открылись глаза. Я увидела всю мишурность, фальшь и нелепость той бутафории, которая меня окружает на сцене. Сегодня вечером я впервые увидела, что Ромео стар, безобразен, накрашен, что лунный свет в саду не настоящий и сад этот - не сад, а убогие декорации. И слова, которые я произносила, были не настоящие, не мои слова, не то, что мне хотелось бы говорить. Благодаря тебе я узнала то, что выше искусства. Я узнала любовь настоящую. Искусство - только ее бледное отражение. О радость моя, мой Прекрасный Принц! Мне надоело жить среди теней. Ты мне дороже, чем все искусство мира. Что мне эти марионетки, которые окружают меня на сцене? Когда я сегодня пришла в театр, я просто удивилась: все сразу стало мне таким чужим! Думала, что буду играть чудесно, а оказалось, что ничего у меня не выходит. И вдруг я душой поняла, отчего это так, и мне стало радостно. Я слышала в зале шиканье - и только улыбалась. Что они знают о такой любви, как наша? Возьми меня отсюда, Дориан, уведи меня туда, где мы будем совсем одни. Я теперь ненавижу театр. Я могла изображать на сцене любовь, которой не знала, по не могу делать это теперь, когда любовь сжигает меня, как огонь. Ах, Дориан, Дориан, ты меня понимаешь? Ведь мне сейчас играть влюбленную - это профанация! Благодаря тебе я теперь это знаю.



Дориан (отвернувшись). Вы убили мою любовь.

Сибила пытается его обнять. Он убирает ее руки, отодвигается.

Дориан.(истерично кричит) Да, да! Вы убили мою любовь! Раньше вы волновали мое воображение, теперь вы не вызываете во мне никакого интереса. Вы мне

просто безразличны. Я вас полюбил, потому что вы играли чудесно, потому что

я видел в вас талант, потому что вы воплощали в жизнь мечты великих поэтов,

облекали в живую, реальную форму бесплотные образы искусства. А теперь все

это кончено. Вы оказались только пустой и ограниченной женщиной. Боже, как я

был глуп!.. Каким безумием была моя любовь к вам! Сейчас вы для меня ничто.

Я не хочу вас больше видеть. Я никогда и не вспомню о вас, имени вашего не

произнесу. Если бы вы могли понять, чем вы были для меня... О господи, да

я... Нет, об этом и думать больно. Лучше бы я вас никогда не знал! Вы

испортили самое прекрасное в моей жизни. Как мало вы знаете о любви, если

можете говорить, что она убила в вас артистку! Да ведь без вашего искусства

вы - ничто! Я хотел сделать вас великой, знаменитой. Весь мир преклонился

бы перед вами, и вы носили бы мое имя. А что вы теперь? Третьеразрядная

актриса с хорошеньким личиком.

Сибила.(бледнея и дрожа всем телом) Вы ведь не серьезно это говорите, Дориан? Вы словно играете.

Дориан.(иронично,ядовито)Играю? Нет, играть я предоставляю вам, вы это делаете так хорошо!

Сибила умоляюще смотрит на него, осторожно подходит к нему. Очень нежно кладет руку ему на плечо. Дориан очень грубо отбрасывает руку.

Дориан.(кричит.) Не трогайте меня!

Сибила издает стон и опускается на колени.

Сибила. (жалобно шепчет, умоляет) Дориан, Дориан, не покидайте меня! Я так

жалею, что плохо играла сегодня. Это оттого, что я все время думала о вас. Я

попробую опять... Да, да, я постараюсь... Любовь пришла так неожиданно. Я,

наверное, этого и не знала бы, если бы вы меня не поцеловали... если бы мы

не поцеловались тогда... Поцелуй меня еще раз, любимый! Не уходи, я этого не

переживу... Не бросай меня! Мой брат... Нет, нет, он этого не думал, он

просто пошутил... Ох, неужели ты не можешь меня простить? Я буду работать

изо всех сил и постараюсь играть лучше. Не будь ко мне жесток, я люблю тебя

больше всего на свете. Ведь я только раз не угодила тебе. Ты, конечно, прав,

Дориан, мне не следовало забывать, что я артистка... Это было глупо, но я

ничего не могла с собой поделать. Не покидай меня, Дориан, не уходи!..

Сибила рыдает. Полностью опускается на пол, лежит, как раненое животное, только вздрагивает от рыданий. Дориан Грей смотрит на нее высокомерно и с презрением. Брезгливо трогает ее носком ноги.

Дориан.(спокойно и равнодушно) Ну, я ухожу. Не хотел бы я быть бессердечным, но я не могу больше встречаться с вами. Вы меня разочаровали.

Поворачивается к выходу и уходит. Сибила ползет на ним как слепая. Тянет руку. Наконец, снова падает и замерает.

Дальше нужна сцена, как бы театральное действие. Т.е. утрировано театральное. Жесты преувеличены. Пантомима. Нужен контраст между основным сюжетом и этим эпизодом. Другая атмосфера. Звучит легкая музыка. Сибила в пантомиме изображает страдания, выпивает яд, падает. За ней приходит Смерть и уводит ее за собой.

Возврат к исходной атмосфере. На стуле сзади стоит портрет, завешанный черной тканью. Вбегает Дориан. Подходит к портрету и отдергивает ткань. На портрете он с злобной ухмылкой. Дориан в ужасе отшатывается, чуть не падает. Дрожащими руками задергивает ткань обратно. Достает из кармана зеркало. Смотрит на себя, трогает лицо. Удивляется. Подходит к портрету, осторожно заглядывает за ткань, затем на себя в зеркало. Поражается. Шаги. Дориан в ужасе отлетает от портрета.

Входит Бэзил,художник, нарисовавший портрет.

Бэзил.(деловито и обеспокоенно) Очень рад, что застал вас, Дориан. Я заходил вчера вечером, но мне сказали, что вы в опере. Разумеется, я не поверил и жалел, что не знаю, где вы находитесь. Я весь вечер ужасно тревожился и, признаться, даже боялся, как бы за одним несчастьем не последовало второе. Вам надо было вызвать меня телеграммой, как только вы узнали... Я прочел об этом случайно в вечернем выпуске "Глоба", который попался мне под руку в клубе... Тотчас поспешил к вам, да, к моему великому огорчению, не застал вас дома. И сказать вам не могу, до чего меня потрясло это несчастье! Понимаю, как вам тяжело... А где же вы вчера были? Вероятно,

ездили к ее матери? В первую минуту я хотел поехать туда вслед за вами --

адрес я узнал из газеты. Это, помнится, где-то на Юстон Род? Но я побоялся,

что буду там лишний, чем можно облегчить такое горе? Несчастная мать!

Воображаю, в каком она состоянии! Ведь это ее единственная дочь? Что она

говорила?

Дориан.(равнодушно) Мой милый Бэзил, откуда мне знать? Я был в опере. Напрасно и вы туда не приехали. Я познакомился вчера с сестрой Гарри, леди Гвендолен, мы сидели у нее в ложе. Обворожительная женщина! И Патти пела божественно. Не будем говорить о неприятном. О чем не говоришь, того как будто и не было. Вот и Гарри всегда твердит, что только слова придают реальность явлениям. Ну а что касается матери Сибилы... Она не одна, у нее есть еще сын, и, кажется, славный малый. Но он не актер. Он моряк или что-то в этом роде. Ну, расскажите-ка лучше о себе. Что вы сейчас пишете?

Бэзил.(поражен) Вы... были... в опере? Вы поехали в оперу в то время, как Сибила Вэйн лежала мертвая в какой-то грязной каморке? Вы можете говорить о красоте других женщин и о божественном пении Патти, когда девушка, которую вы любили, еще даже не обрела покой в могиле? Эх, Дориан, вы бы хоть подумали о тех ужасах, через которые еще предстоит пройти ее бедному маленькому телу!

Дориан.(равнодушно.) Перестаньте, Бэзил! Я не хочу ничего слушать! Не говорите больше об этом. Что было, то было. Что прошло, то уже прошлое.

Бэзил. Вчерашний день для вас уже прошлое?

Дориан. При чем тут время? Только людям ограниченным нужны годы, чтобы

отделаться от какого-нибудь чувства или впечатления. А человек, умеющий

собой владеть, способен покончить с печалью так же легко, как найти новую

радость. Я не желаю быть рабом своих переживаний. Я хочу ими насладиться,

извлечь из них все, что можно. Хочу властвовать над своими чувствами.

Бэзил.(огорчен) Дориан, это ужасно! Что-то сделало вас совершенно другим человеком. На вид вы все тот же славный мальчик, что каждый день приходил ко мне в мастерскую позировать. Но тогда вы были простодушны, непосредственны и добры, вы были самый неиспорченный юноша на свете. А сейчас... Не понимаю, что на вас нашло! Вы рассуждаете, как человек без сердца, не знающий жалости. Все это - влияние Гарри. Теперь мне ясно...

Дориан.(раздраженно) Я обязан Гарри многим Бэзил. Вы только разбудили во мне тщеславие.

Бэзил.(горько) Что же, я за это уже наказан, Дориан... или буду когда-нибудь наказан.

Дориан.(начинает злиться) Не понимаю я ваших слов, Бэзил. И не знаю, чего вы от меня хотите. Ну, скажите, что вам нужно?

Бэзил.(очень горько) Мне нужен тот Дориан Грей, которого я писал. Кстати, где ваш портрет? Зачем вы его заслонили? Я хочу на него взглянуть. Ведь это моя лучшая работа. Какого черта ваш лакей вздумал завесить портрет? То-то я, как вошел, сразу почувствовал, что в комнате словно чего-то недостает.

Дориан. Мой лакей тут ни при чем, Бэзил. Неужели вы думаете, что я позволяю

ему по своему вкусу переставлять вещи в комнатах? Он только цветы иногда

выбирает для меня, и больше ничего. А завесил портрет я сам, в этом месте слишком резкое освещение.

Бэзил.(деловито) Слишком резкое? Не может быть, мой милый. Помоему, самое подходящее. Дайтека взглянуть.

Пытается подойти к портрету. Дориан в ужасе загораживает портрет собой.

Дориан.(истерично кричит) Бэзил! Не смейте! Я не хочу, чтобы вы на него смотрели.

Бэзил.(удивлен) Вы шутите! Мне запрещается смотреть на мое собственное произведение? Это еще почему?

Дориан.(невно, психует) Только попытайтесь, Бэзил! И даю вам слово, что на всю жизнь перестану с вами общаться. Я говорю совершенно серьезно. Объяснять ничего не буду, и вы меня ни о чем не спрашивайте!

Бэзил.(поражен) Дориан!

Дориан. Молчите, Бэзил!

Бэзил. Господи, да что это с вами? Не хотите, так я, разумеется, не ставу

смотреть, Но это просто дико -- запрещать мне смотреть на мою собственную картину! Имейте в виду, осенью я хочу послать ее в Париж на выставку, и, наверное, понадобится перед этим заново покрыть ее лаком. Значит, осмотреть ее я все равно должен, - так почему бы не сделать этого сейчас?

Дориан.(в диком ужасе) На выставку? Вы хотите ее выставить? Я не позволю вам даже подойти близко!

Бэзил.(сухо и горько) Прощайте, Дориан!

Уходит.

Дориан остается наедине с портретом. Осторожно отдергивает ткань. С интересом рассматривает. Медленно ходит, поглядывая на портрет.

Дориан.(задумчиво) Я помню слова, сказанные мной в мастерской Бэзила Холлуорда в тот день, когда портрет был окончен. Да, я их отлично помню. Я тогда высказал безумное желание, чтобы портрет старел вместо меня, а я оставался вечно молодым, чтобы моя красота не поблекла, а печать страстей и пороков ложилась на лицо портрета. Неужели мое желание исполнилось? Нет,

таких чудес не бывает! Страшно даже и думать об этом. А между тем - вот

перед мной портрет со складкой жестокости у губ. Жестокость? Разве я поступил жестоко? Виноват во всем не я, виновата Сибила. Она меня разочаровала. Она оказалась ничтожеством, недостойным любви. Пусть я ранил Сибилу навек, но и она на время омрачила мою жизнь. Человек на полотне уже изменился, и будет меняться все больше! Потускнеет золото кудрей и сменится сединой. Увянут белые и алые розы юного лица. Каждый грех, совершенный мной, Дорианом Греем, будет ложиться пятном на портрет, портя его красоту...

Подходит, завешивает портрет тканью.

Дориан. Да, этим покрывалом можно закрыть страшный портрет! Быть может, оно некогда служило погребальным покровом. Теперь эта ткань укроет картину разложения, более страшного, чем разложение трупа, ибо оно будет порождать ужасы, и ему не будет конца. Как черви пожирают мертвое тело, так пороки будут разъедать мое изображение на полотне. Они изгложут его красоту, уничтожат очарование. Они осквернят его и опозорят. И все-таки портрет будет цел. Я будет жить вечно.

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав

  • Пока смерть не разъединит нас
  • Ст.15 п.4 отменяет государственный суверенитет.
  • Определение суда кассационной инстанции. После объяснений лиц, участвующих в деле, а в случае проведения судебных прений - после
  • Под редакцией профессора Матышева А. А. 10. Другие сведения^
  • Каждое МОЁ СЛОВО – на вес золота для вас должно быть, а для Небесной МОЕЙ Светлой Гвардии – во все Времена Авторитет непререкаемый и беспрекословное следование.
  • СЛОВА БЛАГОДАРНОСТИ И ВОСХИЩЕНИЯ
  • А. Основна література
  • Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 48 страница
  • COMMON CUES FOR THE READER
  • ИНСТРУКЦИЯ. Методика используется в целях профориентации и при приеме на работу
  • Внесение наличности
  • quot;1С:Машиностроение 8": программно-методический комплекс класса ERP II
  • Нэмор спас Атлантиду (Земля-8310)
  • Концепция обладания у Экхарта.
  • Глава V. Выращивание саженцев в школьном отделении питомника
  • Задача № 3.
  • Зоологический музей ТГУ.
  • Класи умов праці за ступенем шкідливості та небезпечності
  • На запах м’яса 22 страница
  • ТРУДНОСТЬ ЕЁ УСЛОВИЙ.