Аннотация: Благодатная планета Перн, заселённая в глубокой древности земными колонистами, подвержена регулярным бедствиям — нашествиям из космоса нитевидных спор, уничтожающих любую органическую 8 страница

— Превосходный — обильный и полновесный, — заверил Тиларек. От волнения и вина его речь стала менее внятной. — Старики говорят, урожай этого Оборота — самый богатый на их памяти. Виноградники в Кроме дали вот такие грозди! — Огромные ладони посланца описали большой круг, и слушатели, чтобы не обмануть ожиданий рассказчика, восхищённо подняли брови. — И я никогда не видел, чтобы колосья телгарской пшеницы были такие налитые и тяжёлые. Никогда.

— Перн процветает, — сухо заметил Ф'лар.

— Прошу извинить меня. — Тиларек взял с подноса сморщенный плод. — На дорогах, по которым в холды свозят урожай, валяются плоды лучше, чем этот. — Он в два приёма покончил с плодом и вытер пальцы об одежду. Затем, внезапно сообразив, что он сказал, торопливо добавил: — Но холд Руат послал вам все лучшее. Самые лучшие плоды, как и положено. Никаких падальцев — будьте уверены!

— Приятно, что Руат хранит верность Вейру, и к тому же подтверждает её доброй десятиной, — успокоил посланца Ф'лар. — В хорошем ли состоянии дороги?

— О, да. Но с погодой творятся странные вещи. Холодно, потом вдруг тепло — словно мир забыл, какое время года. Снега нет, дождей мало. Но ветер! Вы не поверите! Говорят, на побережье сильные наводнения. — Посланец округлил глаза, а затем, склонившись к слушателям, многозначительно добавил: — Говорят, что дымящаяся гора Исты, которая появляется, а потом… пфф — вдруг исчезает… появилась снова.

Ф'лар выглядел спокойным, но Лесса заметила, как заблестели его глаза. Слова Тиларека походили на строфы баллад, которые Р'гул заставлял её заучивать. И смысл их был столь же тёмен.

— Ты должен на несколько дней остаться и вместе со своими людьми хорошенько отдохнуть. Дорога неблизкая, — громко сказал Ф'лар, провожая Тиларека к выходу. Они прошли в пещеру, где дремала Рамота.

— О, благодарю! Это большая честь для меня — ведь в Вейр можно попасть только раз-другой за всю жизнь, — рассеянно ответил Тиларек. Он не мог оторвать взгляд от сияющего дракона, а на выходе из пещеры замедлил шаги и вытянул шею, лишь бы подольше насладиться сказочным зрелищем. Затем он восхищённо проговорил: — Никогда бы не подумал, что королевы вырастают такими огромными!

— Она уже сейчас гораздо крупнее и сильней, чем Неморта, — заметил Ф'лар, перепоручая руатца подростку, который должен был проводить гостя в отведённые ему покои.



— Прочти, — Лесса протянула свиток бронзовому всаднику. В просторной комнате Совета они были одни.

Ф'лар пробежал письмо, потом, опершись локтями о край большого каменного стола, кивнул головой:

— Я и не ожидал ничего иного.

— Ну, и..? — Лесса уставилась на него, глаза её возбуждённо сверкали.

— Время покажет, — невозмутимо ответил Ф'лар, рассматривая сочный плод.

— Тиларек дал понять, что некоторые холды не разделяют мятежных настроений правителей, — заметила Лесса.

Ф'лар фыркнул.

— Тиларек говорит то, что приятно его слушателям, — передразнил он речь руатца.

Неожиданно в дверях появился Ф'нор:

— Тебе будет полезно узнать, — заявил он прямо с порога, — что далеко не все люди Тиларека разделяют его убеждения. В конвое немало недовольных. — Ф'нор учтиво, хотя и слегка рассеянно, поклонился Лессе. — Они считают, что Руат бедствовал слишком долго, чтобы отдавать Вейру такую большую долю в первый же урожайный Оборот. И, должен сказать, мне кажется, что Лайтол проявил, пожалуй, излишнюю щедрость. Какое-то время, конечно, мы будем хорошо питаться…

Ф'лар бросил брату пергаментный свиток.

— Как будто мы этого не знаем, — быстро просмотрев послание, пробормотал коричневый всадник.

— Но если вам все известно, что же вы намерены делать? Уважение к Вейру упало так низко, что скоро наступит день, когда нам нечего будет есть! — Лесса швырнула эту фразу, словно камень из пращи, и с удовольствием заметила, что попала в цель. Слова будто обожгли братьев — они резко повернулись к ней с искажёнными яростью лицами. Это длилось мгновение. Затем Ф'лар улыбнулся. Ф'нор тоже скривил губы в ухмылке.

— Так что же? — потребовала ответа Лесса.

— Р'гулу и С'лелу, наверное, придётся поголодать, — уже спокойно сказал Ф'нор и пожал плечами.

— Ну, а вам?..

Ф'лар повторил жест брата и, поднявшись, отвесил Лессе церемонный поклон:

— Так как королева уже крепко спит, прошу у Госпожи Вейра разрешения удалиться.

— Убирайтесь вон! — с яростью крикнула Лесса.

Братья повернулись к выходу, усмехнувшись друг другу, словно заговорщики, и в этот момент в комнату ворвался Р'гул. По пятам за ним поспевали С'лел, Д'нол, Т'бор и К'нет.

— Что я слышу?! — Р'гул был разъярён. — Со всего Плоскогорья только Руат доставил десятину?

— К сожалению, именно так, — спокойно подтвердил Ф'лар, протягивая свиток Предводителю Вейра.

Р'гул, хмурясь и шевеля губами, прочитал послание. Затем с отвращением швырнул его С'лелу. Тот развернул письмо и начал читать. Остальные, заглядывая через плечо, столпились за его спиной.

— Весь прошлый Оборот мы кормили Вейр на десятину от трех холдов, — надменно провозгласил Р'гул.

— В прошлый Оборот в Нижних Пещерах оставались кое-какие запасы, — вставила Лесса — Но Манора сообщила мне, что теперь они израсходованы.

— Руат оказался очень щедрым, — быстро возразил Ф'лар. — Полагаю, теперь у нас ни в чем не будет недостатка.

Лесса на мгновение замерла, подумав, что ослышалась. Потом упрямо тряхнула головой и, не обращая внимания на предостерегающие взгляды Ф'лара, ринулась в атаку:

— Припасы из Руата не решат проблемы. В любом случае, молодым драконам их не хватит. Есть только один выход. Вейр должен торговать с Телгаром и Фортом, чтобы пережить холодное время.

Её слова вызвали бурю возмущения.

— Торговать? Никогда!

— Чтобы Вейр опустился до торговли? Только набег!

— Р'гул, мы пойдём в набег первыми! Торговля — не для нас!

Одна мысль о торговле уязвила бронзовых всадников до глубины души. Даже С'лел, казалось, был полон негодования. К'нет пританцовывал от нетерпения, глаза его горели в предвкушении рейда. Лишь Ф'лар оставался спокойным и, скрестив на груди руки, со скукой посматривал по сторонам.

— Набег? — властный голос Р'гула перекрыл шум. — Набега не будет! Реакция на его командный тон была мгновенной, — в комнате наступила тишина. Потом Т'бор и Д'нол воскликнули одновременно:

— Не будет?!

— Почему не будет? — повторил Д'нол. Его лицо покраснело, жилы на шее напряглись.

Нет, не он сейчас нужен здесь, с досадой подумала Лесса, пытаясь найти взглядом С'лана — но, вероятно, он был на площадке для тренировок. Иногда С'лан и Д'нол выступали вместе против Р'гула в Совете, но в одиночку Д'нолу не выстоять.

Лесса с надеждой взглянула на Ф'лара. Почему он не вмешивается?

— Меня воротит от мяса старых жилистых птиц, от плохого хлеба, от задубевших кореньев! — Д'нол не мог сдержать ярости. — В этом Обороте Перн процветает! Пусть и Вейру достанется своя часть, как велят законы!

— Если сейчас Вейр сделает хоть одно движение, — предостерегающе подняв руку, провозгласил Р'гул, — все лорды подымутся против нас. — Его рука резко опустилась, словно клинок, рассекающий стол Совета. Предводитель, широко расставив ноги и подняв голову, переводил сверкающие глаза с одного мятежника на другого. Он возвышался на добрый локоть над невысоким коренастым Д'нолом и стройным Т'бором. Сравнение было явно не в их пользу: Р'гул имел вид строгого патриарха, выговаривающего заблудшим детям.

— Дороги в отличном состоянии, — продолжал Р'гул поучительным тоном.

— Ни дождя, ни снега, которые могли бы остановить наступающую армию. После убийства Фэкса, — он повернул голову в сторону Ф'лара, — лорды держат наготове всех своих вооружённых людей. Вы, разумеется, помните, как принимали нас во время последнего Поиска? — Р'гул поочерёдно пронзил каждого бронзового всадника многозначительным взглядом. — Вы знаете настроение в холдах, вы видели их силу. — Он вздёрнул подбородок. — Неужели вы настолько глупы, что собираетесь бороться с ними?

— Немного огненного камня… — гневно начал Д'нол и замолк. Его поспешные слова потрясли остальных всадников — как, впрочем, и самого Д'нола. От мысли о применении огненного камня против человека у Лессы перехватило дыхание.

— Но что-то же нужно делать.. — пробормотал вконец запутавшийся Д'нол, бросая отчаянные взгляды то на Ф'лара, то на Т'бора.

«Если Р'гул победит, это будет конец, — с холодной яростью подумала Лесса. — Нужно действовать немедленно!» Сконцентрировавшись, она послала ментальный сигнал Т'бору. По опыту, полученному в Руате, она знала, что легче влиять на людей, испытывающих сильные эмоциональные переживания. Лесса напряглась… Если только ей удастся… Внезапно снаружи раздался трубный рёв дракона.

Острая, мучительная боль пронзила её голову. Ошеломлённая, она отпрянула назад и неожиданно натолкнулась на Ф'лара. Он схватил её за руки: пальцы всадника сомкнулись, словно железные оковы.

— Ты.. ты посмела воздействовать… — свирепо прошипел он в её ухо и с притворной заботливостью втолкнул в кресло. Пальцы его продолжали с силой сжимать руку Лессы.

Потрясённая этим двойным противодействием, она застыла в кресле. Дышать стало трудно — воздух проходил в лёгкие какими-то судорожными толчками, а резкая, пульсирующая боль, казалось, вот-вот разорвёт голову на части. Только неимоверным усилием воли Лессе удалось не потерять сознание.

— Сейчас ничего нельзя сделать, — с убеждением говорил Р'гул. «Ничего..» — Слово отдалось похоронным звоном в ушах Лессы.

— Вейру нужно вырастить молодых драконов… Воспитать юношей согласно древним традициям и законам…

«Пустые традиции, — заторможенно думала Лесса, и горечь наполняла её сердце. — Они сокрушают Вейр…»

Лесса взглянула на Ф'лара. Тот предупреждающе стиснул рукой её запястье: пальцы сжимались до тех пор, пока у неё вновь не перехватило дыхание от боли. Сквозь застилающие слезы она увидела, как молодое лицо К'нета искривилось в гримасе удивления и стыда. Надежда вновь вспыхнула в её душе.

С трудом она заставила себя расслабиться. Медленно, не спеша сбросить напряжение… словно Ф'лар действительно испугал её. Так медленно, чтобы он поверил в её капитуляцию.

Как только представится удобный случай, она потолкует с К'нетом. Молодой всадник готов воспринять идею, которая только что зародилась у неё… К'нет достаточно податлив… и, без сомнения, очарован ею… Он превосходно послужит её целям.

— Не в блеске сокровищ Вейра оплот, — нараспев декламировал Р'гул строки древней баллады, — жадность несчастье Перну несёт.

Лесса негодовала. Этот лицемер ещё осмеливается читать проповеди!

Глава 2

Воздайте почести драконам

В поступках, мыслях и словах.

Их мужество легло заслоном

На смертных Перна рубежах —

Там, где решает взмах крыла,

Жить миру — иль сгореть дотла.

— Что случилось? Благородный Ф'лар нарушает традиции? — осведомилась Лесса у Ф'нора, когда коричневый всадник начал с изысканной вежливостью объяснять ей причины отсутствия командира.

С некоторых пор Лесса перестала сдерживать язык при Ф'норе, но коричневый всадник прекрасно понимал, что не он мишень сарказма, и обижался редко. Казалось, что ему частично передалась терпеливая сдержанность брата.

Однако сегодня от обычной терпимости не осталось и следа — лицо Ф'нора выражало суровое неодобрение.

— Он выслеживает К'нета. — В тёмных глазах всадника мелькнула озабоченность. Ф'нор откинул со лба густые волосы — тем же жестом, что и брат.

Это ещё больше разозлило Лессу.

— В самом деле? Лучше бы он последовал его примеру.

Ф'нор сердито нахмурил брови.

«Отлично, — подумала Лесса. — Кажется, мне удалось задеть его за живое».

— Пора бы тебе понять, Госпожа, что К'нет слишком вольно трактует твои указания. Набеги на чужие поля и мелкие хищения, в разумных пределах, наверное, не вызвали бы протеста, но К'нет слишком молод, чтобы грабить и проявлять осмотрительность одновременно.

— Мои указания? — спросила Лесса с невинным видом. Несомненно, у Ф'лара и Ф'нора не имелось ни малейших доказательств её причастности к набегам и грабежам, регулярно проводимым К'нетом. Да она и не слишком беспокоилась на сей счёт. Посмотрев Ф'нору в глаза, Лесса размеренно произнесла:

— Причём здесь мои указания? Просто К'нет сыт по горло вашей трусостью.

Ф'нор, сжав зубы, спокойно выдержал взгляд Лессы. Он выпрямился и стиснул руками свой широкий кожаный пояс с такой силой, что костяшки пальцев побелели.

Лесса уже сожалела о том, что резко обошлась с ним. Ф'нор всегда был сдержан, приветлив и часто развлекал её забавными историями — тогда как она все более и более ожесточалась.

Этому были причины: несмотря на некоторые поступления от К'нета, запасы Вейра оскудевали. К тому же приближался холодный сезон — казалось, что вместе с ледяными ветрами в Вейр вползает какая-то безысходность.

После неудавшегося выступления Д'нола всякая решимость покинула всадников. Это было заметно даже по состоянию зверей. Шкуры драконов поблекли, движения потеряли былую грацию — и не только урезанный рацион был тому причиной. Их охватила апатия, которая усиливалась с каждым днём. Лесса поражалась, что Р'гул словно не замечал последствий своего малодушия. Во всяком случае, последствия эти, очевидно, его не печалили.

Лессу вновь охватило раздражение. Резко повернувшись н Ф'нору, она сказала:

— Рамота ещё не проснулась. Сейчас ты говоришь только со мной и можешь не демонстрировать свою выдержку и вежливость.

Ф'нор ничего не ответил. Молчание затянулось, и это окончательно вывело Лессу из себя. Она встала, прошлась по спальне, заглянула в пещеру, где лежала спящая Рамота. Размерами королева уже превосходила любого из бронзовых драконов. «Хоть бы она проснулась, — с тоской подумала девушка. — Когда она бодрствует, все в порядке. Настолько, насколько это возможно. Но она недвижима, как глыба камня».

— Итак, — Лесса старалась не выказывать неудовольствия. — Наконец Ф'лар что-то начал делать — хотя это и лишает нас одного из источников снабжения.

— Утром пришло сообщение от Лайтола. — Ф'нор говорил отрывисто и довольно громко. Лесса повернулась к нему в ожидании. — Телгар и Форт провели переговоры с Керуном, — резко продолжал коричневый всадник. — Они установили, что Вейр является причиной… так сказать, некоторых потерь на их полях. Почему же ты, — глаза Ф'нора снова сердито сверкнули, — выбрав К'нета, не следила за ним внимательно? Он зелен для таких дел. К'ган, Т'сам или я, наконец, могли бы…

— Ты? Ты не посмеешь чихнуть без указания Ф'лара! — насмешливо воскликнула Лесса.

Ф'нор неожиданно расхохотался:

— Похоже, Ф'лар переоценил тебя. Неужели ты не поняла до сих пор, почему ему приходится выжидать?

— Нет, — крикнула Лесса, — не поняла! Разве я должна догадываться обо всем, как драконы? Клянусь скорлупой Золотого Яйца, Ф'нор, никто ничего не объяснял мне! — Она тряхнула головой и продолжала, постепенно успокаиваясь: — Однако мне приятно узнать, что у Ф'лара есть причина для выжидания. Полагаю, достаточно веская. И надеюсь, что дело ещё не зашло слишком далеко. Но я считаю, что уже поздно. Ты понимаешь — поздно!

«Он не позволил мне воздействовать на Т'бора — но даже тогда было уже слишком поздно», — подумала Лесса, не рискнув, однако, высказать упрёк вслух. Вместо этого она добавила:

— Было слишком поздно уже тогда, когда Р'гул трусливо запретил… Ф'нор шагнул к ней, его лицо побледнело от ярости:

— Чтобы спокойно наблюдать, как ускользает тот момент — о, да, очень подходящий момент! — Ф'лару понадобилось больше мужества, чем тебе за всю жизнь в Руате!

— Вот как? — бросила Лесса с иронией.

Ф'нор резко занёс руку — вид его был столь угрожающ, что Лесса отшатнулась, но всадник уже совладал с собой и, подавив гнев, отступил.

— В том, что происходит, нет вины Р'гула, — наконец выговорил он.

Лицо Ф'нора внезапно постарело, в глазах застыли боль и тревога.

— Было трудно, очень трудно смотреть на все это… смотреть и знать, что нужно выждать.

— Но почему же? — воскликнула Лесса срывающимся голосом.

Ф'нор спокойно и тихо продолжил:

— Я думал, что тебе уже все известно. Правда, Ф'лар не любит объяснять кому бы то ни было свои действия…

Лесса кивнула и поджала губы, боясь каким-нибудь невольным замечанием прервать эти долгожданные откровения.

— Р'гул стал Предводителем в силу случайного стечения обстоятельств. Он бы, наверное, вполне сгодился, не будь такого длинного Интервала. Летописи предупреждают об опасностях, которые возникают в такие спокойные времена.

— Летописи? Опасности? И что ты называешь Интервалом?

— Интервал возникает в том случае, когда Алая Звезда проходит далеко от Перна — тогда Нити не активны. Только через две сотни Оборотов, как отмечают летописи, Алая Звезда возвращается обратно. Ф'лар считает, что миновало почти вдвое больше времени с тех пор, как на Перн упали последние Нити.

С невольной дрожью Лесса взглянула на восток. Ф'нор мрачно кивнул головой.

— Да, за четыреста Оборотов нетрудно распрощаться со страхом и забыть про осторожность. Р'гул хороший боец и хороший командир, но он должен увидеть, почуять и оценить опасность, прежде чем признать, что она существует. О, он читал летописи и изучал законы — но не вникал в них глубоко… Так, как Ф'лар, или как сейчас начинаю понимать их я, — добавил он вызывающим тоном, заметив недоверие Лессы. Прищурившись, Ф'нор ткнул пальцем в её сторону — И как можешь понять ты… даже не зная, откуда приходит к тебе понимание!

Лесса отпрянула — не потому, что испугалась резкого жеста Ф'нора, но из-за пронзившего её холода. Да, коричневый всадник прав. Она ощущала приближение угрозы, хотя и не понимала причины своей тревоги.

— С того дня, как Ф'лар прошёл обряд Запечатления и получил Мнемента, Ф'лон приступил к его обучению. В будущем именно Ф'лар должен был стать Предводителем Вейра. Потом Ф'лона убили во время нелепой ссоры… — Гнев и сожаление промелькнули на лице Ф'нора, и Лесса с запозданием сообразила, что он рассказывает об отце. — Ф'лар был слишком молод, чтобы взять власть, и прежде, чем кто-либо смог вмешаться, р'гулов Хат догнал Неморту, так что нам остаётся только ждать… Но Р'гул не смог развеять печаль Йоры, тосковавшей по Ф'лону, и та быстро угасла. Р'гул к тому же неверно истолковал план Ф'лона относительно действий Вейра в конце Интервала. Он выбрал политику самоизоляции, а в результате, — Ф'нор пожал плечами, — Вейр начал быстро терять своё влияние. Но придёт время.

— Время, время, время! — Лесса швыряла это слово, будто ругательство. — Как всегда, время ещё не настало! Когда же придёт оно — время действовать?

— Послушай меня, — раздался суровый голос Ф'нора, и Лесса почувствовала себя так, словно её схватили за плечи и встряхнули. Она не подозревала, что коричневый всадник обладает такой грозной силой, и взглянула на него с невольным уважением. — Рамота выросла и готова и своему первому брачному полёту. Когда она взлетит, все бронзовые ринутся за ней в погоню. Не всегда королеву получает самый достойный. Иногда она достаётся тому, чья победа нужна большинству влиятельных людей Вейра. — Ф'нор произнёс эти слова медленно и внятно. — Именно так Хат получил Неморту. Старшие всадники хотели видеть Предводителем Р'гула. Они не желали, чтобы ими командовал мальчишка, неполных двадцати Оборотов от роду, — пусть даже и сын самого Ф'лона. Итак, Хат получил Неморту, а старики получили Р'гула. Им достался тот, кого они желали! И взгляни на результат! — Он обвёл пренебрежительным жестом обветшалое убранство комнаты. — Да, Ф'лар поступил правильно, когда отказался бороться за власть. Скоро все решится мирно — ждать осталось недолго.

— Поздно, слишком поздно, — простонала Лесса, только теперь осознавая, что она натворила.

— Может быть, и поздно — из-за того, что ты подстрекала К'нета к необдуманным набегам, саркастически заметил Ф'нор. — И знаешь, в них не было никакой необходимости. Наше Крыло уже давно втихомолку занималось подобными делами. Но когда в Вейр стало поступать много припасов, мы сократили свои набеги. Властители холдов созрели для ответного удара. Подумай, Лесса Пернская, милая Госпожа моя, — с горькой улыбкой Ф'нор отвесил ей поклон, — подумай, что тогда сделает Р'гул. Ты ведь думала об этом, верно? Итак, представь себе, что сделает Р'гул, когда хорошо вооружённые лорды заявятся в Бенден требовать удовлетворения?

Теперь Лесса ясно представила себе все последствия своей авантюры. Они были столь страшны, что девушка зажмурила глаза… Стиснув пальцами подлокотники, она медленно опустилась в кресло.

Да, ей удалось погубить Фэкса, и это породило самонадеянность, из-за которой Вейр ныне оказался на грани катастрофы.

Внезапно в коридоре раздался такой шум, будто половина крылатых обитателей Вейра неслась вниз мимо королевской пещеры. Лесса услышала, как снаружи перекликаются драконы — за два прошедших месяца они впервые подали голос.

Сердце её содрогнулось от страха. Неужели Ф'лару не удалось перехватить К'нета? Неужели юный всадник, по какому-то ужасному стечению обстоятельств, попал в руки лордов? Она вскочила с кресла и, вместе с Ф'нором бросилась в вейр королевы.

Однако под аркой прохода показались не Ф'лар и К'нет, преследуемые разъярёнными лордами, а Р'гул с пылающим от возбуждения лицом. Он буквально влетел в пещеру. С наружного карниза доносились тревожные крики Хата. Предводитель бегло взглянул на Рамоту, погруженную в глубокий сон. Он повернулся к Лессе, и на лице его промелькнуло какое-то холодное, расчётливое выражение. Затем, торопливо застёгивая пряжки плаща, в комнату вбежал Д'нол. Следом за ним появились С'лан и Т'бор. Бронзовые всадники полукругом окружили Лессу.

Р'гул шагнул вперёд и вытянул руку, как будто собирался обнять Лессу. Что-то отталкивающее, недоброе сверкнуло в его глазах. Но прежде чем Лесса, в испуге, отпрянула, Ф'нор ловко встал между ними, и Р'гул со злостью опустил руку.

— Хат начал пить кровь? — мрачно спросил коричневый всадник.

— Тинт и Орт тоже, — выпалил Т'бор. Глаза его горели. Странное нервное возбуждение, казалось, охватило всех бронзовых всадников. Рамота беспокойно пошевелилась: все замолкли и пристально уставились на неё.

— Драконы пьют кровь? Что это значит? — недоуменно спросила Лесса. Она понимала — происходит что-то чрезвычайно важное.

— Вызови К'нета и Ф'лара, — скомандовал Ф'нор, тон его был властным, так не пристало говорить коричневому всаднику в присутствии бронзовых. Р'гул неприятно рассмеялся.

— Никто не знает, куда они направились. Где их искать?

Д'нол попытался протестовать, но Предводитель свирепым жестом оборвал его.

— Ты не смеешь так поступать, Р'гул, — сказал Ф'нор с холодной яростью. — Вызови их.

— Нет.

Лесса поняла, что решающий момент наступил. Её отчаянный призыв и Мнементу и Пианту получил слабый отклик — она ощутила холод и абсолютную пустоту Промежутка, в котором находились драконы.

— Она сейчас проснётся. — Р'гул буквально сверлил Лессу взглядом. — Она проснётся в скверном настроении, потому что будет голодна. Но сегодня ты должна кормить её только кровью. Я предупреждаю — она будет сопротивляться. Если ты не справишься с ней, она переест и не сможет подняться в воздух.

— Она должна подняться в воздух только для брачного полёта! — крикнул Ф'нор — голос его сорвался от гнева.

— Она и поднимется для брачного полёта — с тем бронзовым, который сможет её поймать, — с ликованием продолжал Р'гул.

«Он хочет, чтобы все произошло, пока здесь нет Ф'лара», — сообразила Лесса.

— Чем дальше полет, тем лучше выводок. А если она набьёт желудок тяжёлым мясом, то не сможет летать быстро и высоко. Рамота не должна переедать. Её можно кормить только кровью. Ты понимаешь?

— Да, Р'гул, — сказала Лесса, — я понимаю. Теперь я тебя понимаю — слишком хорошо понимаю! Ф'лар и К'нет отсутствуют, — голос её зазвенел, — но твой Хат все равно не догонит Рамоту. Если потребуется, я отправлю её в Промежуток.

Лесса увидела, как неподдельный страх стёр ликование с лица Р'гула. Но Предводитель сумел взять себя в руки, и уже через минуту выражение испуга сменила злорадная усмешка. «Неужели он счёл моё предупреждение несерьёзным?» — подумала Лесса.

— Добрый день, — раздался со стороны входа весёлый голос Ф'лара. Рядом с ним, широко улыбаясь, стоял К'нет. — Мнемент сообщил мне, что бронзовые начали пить кровь, Как любезно с вашей стороны пригласить нас на это представление.

Лесса облегчённо вздохнула. Выражение лица Ф'лара — спокойное и, одновременно, насмешливо-надменное — подбодрило девушку.

Ф'лар внимательно всматривался в лица бронзовых всадников, пытаясь определить, кто вызвал его и К'нета. Внезапно Лесса поняла, что Р'гул боится и ненавидит молодого всадника. И ещё она почувствовала перемену во Ф'ларе: теперь он не казался пассивным и безразличным. Напротив, его переполняло азартное предвкушение победы. Ожидание Ф'лара закончилось.

Неожиданно Рамота пробудилась. По состоянию подопечной Лесса поняла, что Ф'лар и К'нет прибыли вовремя. Золотая королева испытывала муки голода — столь сильные, что Лессе пришлось тут же успокаивать её. Однако Рамота успокаиваться не желала.

С неожиданным проворством королева драконов поднялась и направилась к карнизу. Лесса побежала за ней. Мужчины рванулись следом. Рамота раздражённо зашипела на бронзовых, паривших у выхода из туннеля. Драконы торопливо разлетелись, освобождая ей путь. Их всадники кинулись к широкой лестнице, ведущей от королевской пещеры к гигантской чаше.

Лесса почувствовала, как сильные руки Ф'нора поднимают её и усаживают на шею Канта. Коричневый дракон ринулся вслед за другими вниз, к площадке для кормления. Поражённая Лесса наблюдала, как грациозно, без всякого усилия скользила Рамота над разбегающимися в панике неуклюжими птицами. Королева стремительно нанесла удар, схватила жертву за шею и, сложив крылья, неожиданно упала, придавив её, — Рамота была слишком голодна, чтобы уносить добычу ввысь.

— Останови её, — задыхаясь, крикнул Ф'нор и бесцеремонно столкнул Лессу на землю.

Не желая подчиняться приказу своей повелительницы, Рамота пронзительно вскрикнула, замотала головой из стороны в сторону и яростно забила крыльями. В её глазах вспыхивали и переливались огненные озера. Вытянув шею вверх на всю длину, она снова закричала — тревожно, протестующе. Гулкое эхо раскатилось по чаше Вейра. Вокруг, вздымая пыль огромными крыльями, метались драконы — голубые, зеленые, коричневые, бронзовые — их ответные крики были похожи на раскаты грома.

Теперь Лесса должна была собрать всю свою волю, все умение, накопленное за десять проведённых в Руате Оборотов — голодных, полных лишений и грёз о мести. Наступил час испытания её силы.

Клиновидная голова Рамоты таранила воздух, глаза сверкали непокорным огнём. Из дружелюбной, доверчивой малышки-дитяти драконьего племени она превратилась в неистового демона.

Над залитой кровью площадкой Лесса скрестила свою волю с волей преобразившейся Рамоты. Беззвучный приказ Лессы был твёрд. На послабление не было и намёка. Лесса не боялась — в победе она была уверена. И Рамота подчинилась. С хриплым протестующим стоном золотая королева опустила голову к бездыханной птице, язык хлестнул по неподвижной туше, громадные челюсти раскрылись, на мгновение задержавшись над дымящимися потрохами, после чего с укоризненным ворчанием Рамота впилась зубами в толстое горло птицы и высосала из туши кровь.

— Держи, держи её, — пробормотал Ф'нор, о котором Лесса совершенно забыла.

Рамота с криком поднялась в воздух и с невероятной силой обрушилась на второго, верещащего от ужаса самца. Она попыталась вцепиться в мягкое брюхо птицы, но Лесса снова остановила её. Испустив пронзительный, раздражённый вопль, Рамота неохотно напилась крови.

В третий раз золотая королева уже не сопротивлялась приказу Лессы.

Да, она была ослеплена яростью… пока не попробовала свежей крови. Но теперь-то Рамота знала, что ей нужно делать: лететь быстро и далеко, прочь от Вейра, прочь от копошащихся внизу слабых бескрылых созданий. Лететь, опережая горящих вожделением бронзовых.

Драконы прекрасно понимали, что происходит в этот миг на площадке для кормления. Но что произойдёт дальше, предугадать не могли — в такие мгновения логические рассуждения были им не под силу. Люди же, всадники — напротив, всегда пытались внести в подобного рода события какую-то долю порядка и определённости. Лесса вдруг обнаружила, что напевает про себя какую-то нежную мелодию.

Рамота без колебаний нанесла четвёртый удар и с жадностью припала к горлу птицы. В чаше Вейра воцарилась напряжённая тишина: только завывание ветра в высоких скалах и причмокивание пьющей кровь королевы нарушали её.

И вдруг тело Рамоты начало светиться. Из-за вспыхнувшего вокруг неё сияния, оно казалось теперь ещё больше. Подняв окровавленную пасть, Рамота гибким раздвоенным языком облизала губы. Над площадкой чуть слышно шелестели крылья круживших в молчаливом ожидании бронзовых драконов. Неожиданно Рамота выгнулась всем телом и золотой молнией рванулась в небо. В тот же миг семь бронзовых устремились за ней, швырнув тучи песка и пыли в лица людей, с затаённым дыханием следивших за всем происходящим. Лесса, захваченная зрелищем, боялась пошевелиться.

Ей чудилось, что душа её подымается ввысь вместе с Рамотой.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав

  • Масло белой микелии
  • Анализ протокола
  • Я Паралипоменон 27 страница
  • Подтип Личиночно-хордовые, или Оболочники.
  • Явление I. Жан-Батист Мольер
  • Tennessee Coal Ash Spill
  • Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru 3 страница
  • Специальность — конкретная форма деятельности в рамках определенной про­фессии.
  • СТАТЬЯ II
  • Глава 11. Все это время глаза Остапа мерцали мрачным пламенем, а уголок рта дергался в неровном
  • Владимирской области в сравнении с соседними областями
  • Глава 19 Исход
  • Которого отцы стали строже относиться к просьбам сыновей (см. прим. А.,
  • Статья 14. 1. Все лица равны перед судами и трибуналами
  • Захват за большой палец
  • Осторожнее с мануальной терапией!
  • Сила уверенности
  • НАСТАВЛЕНИЕ 12
  • E) электрическая энергия превращается в энергию переменного магнитного поля а затем превращается в тепловую в помещенных в этом поле телах
  • Возникновение искусственного интеллекта