Интервью и речи императора Вильгельма.

Громогласные и часто воинственные речи сделали такую же славу и Вильгельму. Очень часто, отталкиваясь именно от таких речей, Вильгельма обвиняют в автократическом правлении. Хотя, как мы уже могли с вами увидеть, речи произносились с целью произвести впечатление хотя бы на весь мир, но очень редко за воинственными словами следовало дело.

Правление Вильгельма отмечается активизацией колониальной политики. И если при Бисмарке открытие и освоение новых земель было исключительно частным делом, то с восшествием Вильгельма на престол колониализм стал частью государственной политики. В годы правления активной деятельностью отличались три организации: «Всеобщий германский союз», «Общегерманский союз» и «Пангерманский союз»[223]. Деятельность этих организаций отличалась активными притязаниями к колониальным и территориальным захватам. И это понятно – данные организации объединяли, в отличие от партийных обществ, самые разные слои общества Германской империи, более всего – крупных промышленников и высокопоставленных чиновников. Все эти организации достаточно часто критиковали Вильгельма справа, требуя более активной мировой политики[224].

Деятельность этих организаций, а также какое-то патологическое чувство страха «желтой опасности» у Вильгельма, вылились в скандальные речи кайзера по поводу восточноазиатских народов. В 1895 году великие державы вынудили перезаключить Японию договор с побежденным Китаем. Симоносекский договор 1895 года предоставлял широкие экономические льготы великим державам, в том числе и Германии. Так началось колониальное разделение Китая, в котором Германия играла такую же активную роль, как и другие державы. В 1897 году в Шаньдуне были убиты два католических миссионера из Германии[225]. Кайзер и правительство сочло это убийство удобным поводом обосноваться в Китае. Цинскому правительству был предъявлен ультиматум, а в Китайское море была отправлена немецкая эскадра под командованием принца Генриха[226]. При отправлении эскадры в Китай, Вильгельм произнес следующую речь: «..если кто-нибудь вздумает нас задеть, принц Генрих должен пустить в ход «бронированный» кулак»[227]. В это же время появляется знаменитая картина, создание которой было вдохновлено лично кайзером – картина «Желтая опасность». Картина передает страх перед усиливающимися Восточными странами, в первую очередь – перед Японией. Вильгельм, делая заказ на эту картину, желал, видимо, подчеркнуть необходимость единения европейских держав перед лицом такой угрозы. Разумеется, под руководством Германии[228]. Китайская история закончилась подписанием арендного договора на 99 лет на город Киачау (Циндао)[229]. В данном случае достаточно воинственная речь и резкая картина вписывались не только в русло германской политики, но и в русло общеевропейской.

Такой же характер носит знаменитая гуннская речь 1900 года. В 1900 году боксерское движение в Китае достигло своего максимума. Весной-летом боксеры начали наступление на Пекин, взяли его и осадили посольский квартал в Пекине, где находилось более 2000 тысяч посланцев иностранных держав. В ответ европейские державы объявили Китаю войну и начали интервенцию. Командование союзными войсками было поручено фельдмаршалу фон Вальдерзее[230]. При отправке экспедиционного корпуса 27 июня 1900 года Вильгельм сказал: «Пощады не давать, пленных не брать! Подобно тому как тысячу лет назад при короле Эгцеле гунны оставили по себе память о своей мощи, до сих пор сохранившуюся в преданиях и сказках, точно так же благодаря вашим деяниям имя немцев в Китае должно запомниться на тысячу лет, так, чтобы никогда китайцы не посмели даже косо взглянуть на немца»[231]. Конечно, и в этой речи Вильгельму нельзя отказать в его импульсивности и в желании произвести эффектное впечатление. Однако эта речь отобразила в себе общую истерию Европы после жестокостей ихэтуаней в Китае[232]. А многими современными историками эта речь используется в качестве доказательств неуравновешенности и автократичности последнего кайзера[233].



Трансваальская авантюра Великобритании доставляла ей множественные неудобства и осуждения в европейской общестенности, в первую очередь – в Германии. Германия имела свои экономические интересы в Капской республике и не желала просто так терять свои преимущества. В 1895 году Англия негласно поддержала поход Дмемсона на Йоханесбург, который, правда, оказался провальным[234]. В таких условиях Германское правительство и кайзер решили «поиграть мускулами»[235] - совещание, собранное у Вильгельма по поводу рейда Джемсона, решило отправить от имени кайзера поздравительную телеграмму президенту Капской республики Крюгеру. Хотя во время совещания рассматривалась даже возможность отправки флота для защиты интересов немецких переселенцев. В итоге в январе была отправлена телеграмма, которая вызвала невиданный международный резонанс и всплеск шовинизма по обе стороны Северного моря[236]. Позже, уже в мемуарах, Вильгельм будет утверждать, что он и не собирался отправлять эту телеграмму, перекладывая ответственность на канцлера Гогенлоэ и статс-секретаря Маршалля[237].

Кстати, история с интервью газете «Дейли телеграф» имеет, конечно, другую подоплеку, однако резонанс в мировой общественности она вызвала не меньший, чем телеграмма Крюгеру. В 1908 году Вильгельм был в Великобритании и дал интервью газете «Дейли телеграф», рассчитывая таким образом снять долгое напряжение между двумя странами[238]. Интервью началось многозначительным восклицанием: «Вы, англичане, совершенно сумасшедшие, сумасшедшие как мартовские зайцы»[239] Далее Вильгельм «признался», что именно он был автором плана разгрома буров, которым английское руководство только воспользовалось. А строительство флота рассчитано только на противоборство Японии. Данная речь переполнена эпитетами и гиперболами, что характерно практически для каждой речи последнего кайзера. Произнося данную речь, Вильгельм, по-видимому, искренне надеялся разрядить напряженность в англо-германских отношениях, однако он не учел разницу в восприятии между германским и английским народами. Уже по привычке, до отправления текста в печать, Вильгельм отправил черновик интервью Бюлову, который в это время находился в Берлина и активно участвовал в разработке принципов решения Боснийского кризиса[240]. В итоге этот черновик отправился в печать без каких-либо изменений, так как Бюлов попросту забыл о его существовании и вспомнил только тогда, когда уже разразился международный скандал[241]. Вильгельм, судя по источникам, обиделся на Бюлова более из-за того, что тот недостаточно защищал кайзера в Рейхстаге, одно из заседаний которого было посвящено данному международному скандалу[242]. Интересно, что данная речь вызвала истерию не только на туманном Альбионе, но и внутри Германии: большинство немцев не понимало, почему справедливые слова кайзера вызвали в Англии такую истерию[243].

Речи и интервью Вильгельма куда больше отражали его истинную натуру и характер: импульсивность, склонность к позированию и большое количество художественных приемов делали эти речи воинственными и создавали образ Германии как оплот милитаризма и автократизма. Важно отметить, что эти речи, если они не касались внутренних вопросов, потакали скрытым желаниями и мыслям большинства населения страны. Страны, стремящейся к новым пространствам и приобретениями. Впрочем, Германия в этом смысле не далеко оторвалась от других великих держав[244].

  • Кориандр
  • Список приоритетов.
  • Работа с кладбищами.
  • Сын Люцифера. День 1-й 2 страница
  • Введение.
  • Смесители для ванны
  • Тема 5. СВІДОМІСТЬ І ПСИХІЧНА ДІЯЛЬНІСТЬ ЛЮДИНИ
  • Событие, которого нет
  • Перенести хворого в тепле місце
  • Глава 19. 1 Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны
  • Группа «Зет» продолжала атаку. Шефер заметил двух людей в штатской одежде, которые, воспользовавшись сумятицей, бежали к вертолету.
  • Принципы
  • Когда односложный глагол заканчивается на согласную букву, эта согласная
  • Бланк формализованного наблюдения за выполнением манипуляции «Взятия кала на скрытую кровь».
  • Эл Бестер, до предела напрягая свое маленькое тело, на цыпочках тянулся к следующей ветке. Кончики его пальцев уже скребли по ней. Вверху восковые листья дуба плясали на внезапном теплом ветерке, 3 страница
  • НЕ НАДО УПРЕКОВ
  • Чин-Нинь Чу
  • Глава 13. Тайна женской истерики.
  • Раздел II Авторское право
  • Урок 4 О Священном Писании