Картина двенадцатая. Крылья

На сцене все действующие лица, кого только удастся собрать: народ, хор, Медичи, Микеланджело, Гуттенберг, Секретарь суда.. Последними появляются Папа и кардиналы. Два кардинала могут плестись за папой. Им ничего не надо делать, только дремать и временами просыпаться и протирать глаза. Папа в своем стеклянном шкафу, который толкает Джулио. Савонарола держится подальше от Папы. Когда все собрались, Леонардо начинает свою речь.

ЛЕОНАРДО (прокашлявшись): Все собрались?

ПАПА: Да, я здесь, можно начинать.

ЛЕОНРАРДО: Я полагаю, что... (обводит вщзглядом толпу, все ли на месте.)

ПАПА: Я на месте, лети уж!

ЛЕОНАРДО: Ясно. Граждане Флоренции и вы, Ваше Святейшество! Я пригласил вас, чтобы продемонстрировать мой новый летательный аппарат. И я надеюсь, что теперь он в самом деле полетит.

ПЬЕРО: Если это так, то я его покупаю!

ЛЕОНАРДО: Сначала проверим, работает ли он. Рудольфо, иди сюда! Рудольфо!

Появляется Рудольфо с крыльями за спиной. Дрожит от страха.

ЛЕОНАРДО: Итак, показываю вам крылья совершенно новой конструкции. Старые вы видели в прошлый раз. Они не сработали, и я сконструировал новые.

ПАПА: А почему ты думаешь, что человек может летать?

ЛЕОНАРДО: Я в этом уверен. Человек может летать – и он должен полететь!

ПЬЕРО: А с виду будто комар!

Смех.

ЛЕОНАРДО: Соверенно верно, только не как комар, а как птица. Я изучил строение крыла, сделал расчеты. Годами я корпел над этой проблемой. И я надеюсь, я верю, что сегодня воздух будет покорен!

КОЗИМО (подбегая к Леонардо): Я тоже хочу летать!

ЛЕОНАРДО: Когда подрастешь, непременно полетишь. И все вы полетите. Я уверен, что придет день, когда мы с вами будем путешествовать не на лошадях, а на крыльях. Скажем, нужно тебе срочно побывать в Неаполе. Прилаживаешь крылья – и летишь!

ПАПА: А с чего ты вообще взял, что человеку дано летать? Мы ведь не воробьи?

ЛЕОНАРДО: А я убежден в том, что однажды человек полетит, опираясь не на силу своих мускулов, но на силу своего разума. В самом ближайшем времени я сумею создать крылья, которые выдержат тяжесть двоих, трои, десятерых человек. И мы полетим все вместе. Вы только представьте себе. Полет сам по себе – уже чудо. Вы парите в голубом небе Италии, вы взмываете к облакам и Флоренция кажется нам маленькой яркой заплаткой на поверхности земли. А представьте себе, что мы летим все вместе, и над нами простерты гигантские крылья, а кто-то из нас, всего один, остальные могут сидеть, ходит между рядами и предлагает всем наше красное флорентийское вино и золотистый рокфор... и мы поднимаем бокалы и летим...И это наше будущее!

ПЬЕРО: Большие крылья я тоже покупаю!

ЛЕОНАРДО: Да, конечно, но я сейчас не об этом. Давней заветной мечтой человека было летать как птицы – и вот эта мечта сбывается. Вы присутствуете при историческом событии, синьоры. Первый полет в истории человечества! Рудольфо, ты готов?

РУДОЛЬФО (обреченно): Готов.

ПАПА: А почему ты сам не летишь, Леонардо? Боишься.

ЛЕОНАРДО: Я ничего не боюсь. Но мой друг Рудольфо пожелал быть первым.



ГОЛОС: Но ведь Рудольфо пидор!

ЛЕОНАРДО: Я, с вашего позволения, тоже! Ну и что с того? Рудольфо, у тебя все в порядке?

РУДОЛЬФО (проверяет крылья): Да вроде бы.

ЛЕОНАРДО: Тогда начнем.

Рудольфо влезает на трехиметровую вышку и собирается спрыгнуть с нее. Раскрывает крылья. Все замерли.

ПАПА: Стоп! Отчего это он собирается лететь с такой малой высоты? Это неинтересно!

ЛЕОНАРДО: А откуда прикажете ему лететь?

ПАПА: Хотя бы оттуда! (Указывает на церковный шпиль.)

ЛЕОНРАРДО: Но ведь если крылья не сработают, он разобьется насмерть!

ПАПА: Я так решил. Пусть летит оттуда.

ЛЕОНАРДО: Не слушай его, Рудольфо. Прыгай для начала отсюда, а если все будет в порядке, следующую попытку произведем с большей высоты.

ПЬЕРО: Так низко? И в самом деле неинтересно.

ПАПА: Если он вообще полетит – то только оттуда. Такова моя воля!

ЛЕОНАРДО: Хватит, Рудольфо, я отменяю испытания. Ты не должен так рисковать.

РУДОЛЬФО: Нет, Леонардо, я все равно полечу. И если надо, то оттуда, с высоты....

(Спускается с вышки, обнимает Леонардо.)

ГОЛОС: Вот ведь пидоры!

РУДОЛЬФО: Если я струшу, это нанесет смертельный удар по всему воздухоплаванию. Человечество навеки будет приковано к земле, и мы никогда не узнаем, какова Италия с высоты птичьего полета.

ПАПА: Это знает только Всевышний!

РУДОЛЬФО: Теперь будем знать мы двое: Он и я!

ПАПА: Я прикажу сжечь тебя на костре, червь!

Рудольфо не слышит. Он карабкается на шпиль и спрыгивает с него. Он летит за кулисы, куда – из зала не видно. Слышен ужасный крик и удар о землю. Леонрадо спешит туда и возвращается в слезах.

ЛЕОНАРДО: Он разбился насмерть!

ПАПА: Я ведь предупреждал. Никто, никто меня не слушает. В дальнейшем я запрещаю всякие полеты. Рожденный ползать летать не может! Ясно!?

ЛEOНAРДO: Человек рожден не для того, чтобы ползать...

Савонарола выпрямляется во весь рост.

ДЖИРОЛАМО: Вы убили этого человека!

Папа озирается. Он не понимает, к кому обращены слова. Савонарола подходит поближе. Шум в толпе: «Савонарола явился!»

ПАПА (к Джулиоt) Это и есть Савонарола?

Джулио кивает.

ПАПА: Вы... это ты кому?

ДЖИРОЛАМО: Тебе, Родриго Борджиа, тебе, Папа Римский! Ты убил этого несчастного!

ПАПА: (он сама доброджелательность) Что за чушь, никого я не убивал. Вы подойдите поближе, молодой человек, подойдите, я туговат на ухо.

Савонарола подходит к папе. Папа протягивает руку для поцелуя. Савонарола плюет в руку и отступает назад.

ПАПА: Ах, молодо-зелено, кровь играет, только харкать-то зачем? (Вытирает руку платком, отдает платок Джулио.) A с вами, молодой человек, я давно мечтал познакомиться. О вас столько говорят, вы у нас знаменитость, знаменитее даже, чем я. (Смеется, толпа угодливо вторит.) Даже в Риме. Будете у нас в Ватикане, заходите, потолкуем о делах наших скорбных!

ДЖИРОЛАМО: Ни в Рим, ни тем более в Ватикан я не собираюсь.

ПАПА: А напрасно. Это святой город.

ДЖИРОЛАМО: Возможно когда-то был им. А ныне это новый Вавилон, преддверие обиталища Сатаны.

ПАПА: Понимаю! Все понимаю! Все мы когда-то мыслили вот так же, как вы! (Кардиналы кивают.) Вы не поверите, молодой человек, но и мы были молоды, и у нас были идеалы, но время... время, оно все ставит на свои места. И вы научитесь трезвому взгляду на мир. Но если вы всерьез думаете то, что говорите, помогите нам. Взгляните, мы старенькие, мы настоящие развалины, куда нам сражаться с Диаволом, если он уже там. Давайте бороться против него вместе!

ДЖИРОЛАМО: Диавол не может бороться против себя самого. Только что я видел, как погиб человек! Человек!

ПАПА: Но я-то тут при чем? Он хотел летать. Он сам захотел полететь. Забрался на верхотуру, мы все видели сами, не так ли? И грохнулся. Скажи мне, Леонардо, отчего твои крылья не действуют?

ЛЕОНАРДО: Я не знаю. Мне нужно подумать.

ПАПА: Вот видите! Ему нужно подумать. Это тебе не фунт изюму – нацепил крылья и прыгай! Но нам-то летать не положено. Господь не дал человеку крыльев. Вот оно что...

ЛЕОНАРДО: Это я должен был погибнуть. Я, а не он!

ПАПА: Ах, оставь! А кто нам тогда напишет Мадонну Литта? А вы, молодой человек, продолжайте, не стесняйтесь.

ДЖИРОЛАМО: Мне нечего больше сказать.

ПАПА: Так что в Рим вы не собираетесь?

ДЖИРОЛАМО: Зачем? Мне не нужны ни деньги, ни слуги, я не ем мяса, не пью вина, я не собираюсь становиться кардиналом, тем более – Папой...

ПАПА: А почему бы нет, почему бы нет, я уже старенький, скоро меня не станет, уйду туда, где несчастный Лоренцо. (Его голос прерывается, Папа вытирает слезы.)

ДЖИРОЛАМО: В ад!

ПАПА: Вы не должны так со мной говорить, я этого не заслужил. Всю свою жизнь, всю свою долгую жизнь я трудился в поте лица своего, служил Святой Матери нашей Церкви и Господу, и моя любовь к Нему...

ДЖИРОЛАМО: Ты! Что знаешь ты о любви!

ПАПА: (хватается за сердце) Да как ты смеешь!?

ДЖИРОЛАМО (уходя) Не притворяйся! Это у людей здесь сердце! А у тебя – бумажник.

ПАПА: (кричит) Я с дерьмом тебя смешаю, сопляк, и сожру! Слышишь?

Савонарола уходит. Тишина..

Папа успокаивается, но все еще держится за сердце.

ПАПА: Мерзавец, мальчишка...и он смеет мне указывать. Ох, сердчишко прихватило, плохо мне, плохо... Уйдите все... А вас, дон Пьеро и дон Джулиано, я попрошу остаться.

КОЗИМО: Я не хочу уходить, я тоже останусь.

ПАПА: Оставайся, ты уже большой мальчик.

Народ расходится. С Папой остаются кардиналы, братья Медичи и Джулио.

ПАПА: (устало и зло) Ну что теперь прикажете делать? В один прекрасный деь он явится в Ватикан изгонять Диавола. Куда я тогда денусь?

ПЬЕРО: Это как два пальца об асфальт! Он живет в монастыре Сан-Марко. Бабки у меня есть, крепких парней с не слишком чуткой совестью найти легко. Найму киллера – и порядок. Нет человека – нет проблемы.

ДЖУЛИАНО: Нет, это не годится! Монастырь все-таки...

ПЬЕРО: Предложи лучший вариант!

ПАПА: Идея хорошая, но... постойте, мне опять дурно... (Пaпа лезет за пазуху, массирует сердце, достает оттуда бумажник и протягивает Джулио)... положи его к себе в карман, Джулио, он такой тяжелый, давит, не могу... Так на чем мы остановились?

КОЗИМО (победоносно): Вы остановились на том, что Джироламо непременно надо убить, только не знаете – как!

ПАПА (похзлопывает его по щеке, ласково приговаривая): Хороший мальчик, умный мальчик, все-то ты запоминаешь.

ПЬЕРО: Значит так. Вы назначаете время, место и способ ликвидации. А остальное уж – моя забота. Хотя не понимаю, чего ради с этим тянуть.

ДЖУЛИАНО: А обойтись без этого никак нельзя? Мне неприятно думать о том...

ПАПА: Мне тоже неприятно думать о том, что такая смерть еще больше прославит его. Хотя куда еще? Кому это выгодно? Они превратят его в мученика, а вина падет на Святую Церковь. Продажа идульгенцитй упадет, поток финансовых поступлений обмелеет, мы окажемся банкротами. Нет, так просто убить его не годится! А жаль...

Один из кардиналов проявляет признаки жизни, что-то бормочет, но не понять, что.

ПАПА: Вы что-то хотели сказать, кардинал Лазарелли? Говорите громче, прошу вас.

ПЬЕРО: Похоже на предсмертные хрипы.

ПАПА: Нет-нет, он дельные вещи говорит, только ничего не разобрать. А ну-ка, Джулио, встряхни его маленько!

Джулио тормошит кардинала, затем дает ему две пощечины.

KAРДИНАЛ: Ай!

ДЖУЛИО: Говори!

Кардинал хрипит, сопит, прокашливается и, наконец, приходит в порядок.

KAРДИНАЛ: Испытание огнем!

ПАПА: Да, предложение хорошее. Непременно испытание огнем, и непременно при условии полной добровольности с его стороны. Если сгорит, он не прав, если не сгорит – прав я. Отличная идея!

ДЖУЛИАНО: А если он не согласится?

ПАПА: Если он не решится на мспытание огнем, значит он не прав – и тогда мы вполне законно сожжем его как еретика. Вопрос решен. Джулио, будь так добр, позаботься о том, чтобы перед судом ему устроили пытки по полной программе, чтобы были свидетельства: все сделано честно!

КОЗИМО: Честно – это мне нравится! Я тоже хочу быть честным.

ДЖУЛИАНО (неуверенно): Еще один вопросик. Ну ладно, испытание огнем – вещь рутинная. Жгли еретиков и до нас, будут жечь и после. Не так ли?

ПЬЕРО: Дело обычное!

ПАПА: Я тоже так считаю.

ДЖУЛИАНО: Но...

ПЬЕРО: Никаких «но». Все время колеблешься, боишься чего-то, а еще мечтаешь о папской тиаре!

ДЖУЛИАНО: Именно поэтому я обязан учитывать все «за» и «против». (Шопотом.) Ходят слухи, а может это вовсе и не слухи, а правда...Когда этот человек, Савонарола, родился, на его теле обнаружили три тысячи признаков гениальности. И один из этих признаков... я убежден, что люди не зря такое говорят.. один из этих признаков свидетельствует, что Джироламо Савонарола сын самого... (указывает в небо.

ПЬЕРО: Ну, блин, ты даешь!

ПАПА: Нет! Этого не может быть! Неправда!

ДЖУЛИАНО: Между прочим имя его матери – Мария!

КОЗИМО: (всплеснув руками) Значит, Он снова родился! Так когда же наступит день Страшного Суда, дядя Родриго?

ПЬЕРО: Не мешай, Козимо! Не видишь – дядя думает?!

Папа быстро что-то соображает, ходя по сцене взад-вперед.

ПАПА: В чем проблема? Один такой уже приходил, примерно полторы тысячи лет назад, но с ним разобрались решительно и энергично. А мы чем хуже? Верно я говорю?

ПЬЕРО: Того распяли, а этого сожжем!

ДЖУЛТАНО: Я, право, не знаю...

ПЬЕРО: Вопрос решен.

КОЗИМО: Мне нравится, когда все по-честному.

ПАПА (ущипнув мальчика за щечкуi) Хороший мальчик, милый мальчик. Такой юный, а уже понимаешь, что ложь до добра не доводит. Не то что Джироламо. Мы с тобой поглядим, как тот дяденька славно будет гореть. Ну иди же сюда, мальчик, добрый дядюшка Родриго тебя на коленях покачает.

Папа хочет посадить мальчика к себе на колени, но Джулиано хватает брата за руку и не пускает.

ДЖЛИАНО: Прошу прощения, но нам пора домой!

ПАПА (с видом оскорбленной добродетели): Джулиано! Ведь ты же не думаешь, что я...

ДЖУЛИАНО: Ничего я не думю. Просто время уже позднее. Идем, Пьеро.

ПЬЕРО (разводя руками.) Ничего не поделаешь. Идем – так идем. До свидания, дон Родриго. У костра встретимся.

Братья уходят. Козимо хочет вернуться, но Джулиано не пускает его. Слышно, как братья препираются между собой.

КОЗИМО: Почему мне нельзя на колени к дяде Родриго?

ДЖУЛИАНО: Дома поговорим! Уже поздно!

КОЗИМО: Тогда сыграем в карты!

ДЖУЛИАНО: Ладно, ладно, только пошевеливайся, маленьким мальчикам неприлично гулять так поздно!

  • Переходи к странице 88. 1 страница
  • Джованни Боккаччо (1313—1375) — итальянский писатель, гуманист эпохи Раннего Возрождения, который наряду со своими кумирами — великим Данте и несравненным Петраркой — оказал огромное влияние на 21 страница
  • Задачі до іспиту з предмету
  • Критика как условие развития немецкой классической философии
  • Without, present. Упражнение 16.Поставьте глагол в скобках в соответствующем времени:
  • ID3 YgTCON(17)TIT2;яю­ @ > I 0 9 | vk.com/kidsmusichitTPE1яю 8 H 0 ! 2 TPUBeяюC; > 2 0 , < C 7 19 страница
  • ПРАЗДНИК
  • Chapter Three 5 страница. Sheridan seemed to ponder Dimitri's words
  • УНИЧТОЖЕНО ЕЩЕ ШЕСТЬ БАЗ
  • Акт второй, опасный 6 страница
  • Тема 7. Методика обучения иноязычному произношению в средней школе
  • Призначення й класифікація.
  • В 1831-ом году Александр Сергеевич Пушкин женится на Наталье Гончаровой.
  • Излияние Божьей силы
  • Взрослый долгое время остается посредником между ребенком и окружающим его миром, направляя его деятельность.
  • Стр. 244 - Ғ. Мүсірепов Қазақ солдаты
  • ШКАЛА СОСТОЯНИЙ.
  • Возбудитель сибирской язвы
  • Превратите свои знания/увлечение/хобби в пожизненный поток дохода
  • Павел цитирует разводной сертификат