Разрушители мозга (О российской лженауке). 9 страница

В своей книжке я доказывал, что такой тип бытового равноправия столь же маразматичен, как и равноправие мужчин и женщин в профессиях в силу их разных биологических и социальных функций. Когда функции перемешиваются, начинают меняться и сущности. Папа превращается в маму, и наоборот, в результате получаем гибридовид поведения, когда мужья начинают рожать вместе с женщинами.

И вообще, бытовое равноправие, требование к мужчинам участвовать в домашнем хозяйстве может исходить только от неорганизованных жен или просто жен-паразиток — типичного явления в современном олигархо-модельном семейном союзе. Их элементарные обязанности теперь выполняют слуги-рабыни.

Но Габи не захотела заметить, что я не выступал против участия отцов в воспитании детей в принципе. Я подчеркивал, что на разных стадиях развития детей доля участия отцов в воспитании меняется, равно как и их воспитательные функции.

Я также подчеркивал, что так называемое равноправие в семье ведет к тому, что семья как явление вообще начала отказываться от желания иметь детей. И это особенно больная проблема именно в ФРГ. Немецкая пресса полна статей на эту тему по тону, напоминающему панику на корабле, терпящем крушение. Вот некоторые выдержки из прессы:

Германия становится бездетной страной. Помимо того, что в ней самая низкая в Европе рождаемость, в немецком обществе к тому же все меньше людей, желающих воспитывать детей, в том числе среди мужского населения.

Согласно данным специализированного сайта Netdoktor.de, в 2000 году добровольно стерилизовало себя 3 % немецких мужчин в детородном возрасте, тогда как в 1992 году таких было всего 0,5 %.

Что касается рождаемости, то за период с 1960 по 2004 год она сократилась вдвое — до 700 тысяч новорожденных в год. При таких темпах в 2050 году в Германии от нынешних 82 млн останется 68,5 млн жителей.

Согласно данным Евростата, доля бездетных женщин в Германии составляет 30 %, а среди немецких мужчин этот показатель достигает 40 %. Но простых немцев это, оказывается, и не волнует. Вот еще выдержки из немецкой прессы:

«Проблема в том, что дети — это дорого, и они мешают делать карьеру», — говорит 21-летняя Сандра, студентка Билефельдского университета. Чтобы уйти от модели Kirche, Kinder, Kuche (церковь, дети, кухня), немки, желающие работать, отказались от материнства. 26,8 % женщин в возрасте от 30 до 44 лет не имеют детей. Среди женщин с высшим образованием их доля достигает 49 %. 26,3 % мужчин в возрасте от 20 до 39 лет говорят, что не хотят иметь потомства. И 36 % «бездетных» намерены таковыми остаться. Этот показатель тоже в два раза превышает цифры десятилетней давности.



Аналогичную статистику приводил я и в своей книжке, но Габи, как нормальная женщина, не обратила на нее внимания. Это естественно, поскольку она, статистика, опровергает «мнение» о ценностях всяческих равноправий, пар-сожителей. Причем эта статистика отражает и такой феномен, как гейство и лесбиянство, против чего я категорически выступаю и за что меня критикует моя оппонентша.

Делает она это таким образом: «В своем осуждении гомосексуализма и лесбиянства ты смешиваешь декаданс с биологически обусловленными отклонениями от нормы. В последнем случае речь идет, пожалуй, скорее о людях со специфическими свойствами: все хотят быть нормальными и страдают до тех пор, пока не выработают у себя своего рода самость- самосознание и соответствующий ему образ жизни. Некоторым это удается, и они сублимируют себя в искусстве. (Я позволю себе назвать Чайковского, Пруста, Томаса Манна.)».

Я не знаю точно, были ли названные люди геями или нет, но по крайней мере они этого не афишировали, и поэтому я их воспринимал и воспринимаю исключительно как композитора и писателей. Естественно, в своей книжке я говорил о том, что Габи назвала «декадансом», который она вроде бы тоже осуждает. («Другая вещь — это беспрепятственная пропаганда в средствах массовой информации и сексуализация в обществе потребления: они подстрекают вседозволенность [Alles-ist-erlaubt] вплоть до извращений и искусственно содействуют этому феномену».) Но именно этот «декаданс» принял массовый характер, который здравый смысл Габи не хочет признать. Она засомневалась в цифре геев и лесбиянок, данной мной в отношении ФРГ. Возможно, эта цифра преувеличена (я не настаивал на ее точности), тем более что система подсчета розово-голубого мира довольно запутанна. Но в любом случае речь идет о миллионах людей в каждой из более или менее крупных стран капитализма. Важно другое: тенденция количества таких больных повышательная.

Главная же моя идея в связи с сюжетом об этих больных людях заключалась в том, что пропаганда их образа жизни и они сами являются одним из факторов не только извращения морали общества в целом, но и сокращения населения. С этой болезнью необходимо бороться, а не поддерживать, например, гей-парады в Берлине. Однако «демократическое» мнение на стороне геев-лесбиянок. Дошло до того, что мэром Берлина становится аналогичный больной (отсюда и парады). К чему ведет такая «сублимация», свидетельствует сокращение населения ФРГ.

Из моего неприятия этой «ненормальности» моя ученая немка делает такой вывод: «Я нахожу твои заключения в любом случае несолидными и возмутительными. Они напоминают мне о практике нацистских государств, уничтожавших гомосексуалистов, так же как инвалидов, евреев и цыган. Русские также стали бы массовыми жертвами произвола, если бы они не победили немцев. Где же граница?»

А вот что было написано у меня: «Такими аномалиями являются и гомосексуальные пары. Что с ними делать? Вопрос кажется очень сложным, если иметь в виду клубок этических, политических, демократических и прочих норм. «И если не остановить этот процесс, то человечество просто исчезнет как вид. Как и предыдущие 99 % органического мира».

Разве из моей фразы вытекает, что я предлагаю «нацистский вариант» решения этой проблемы? В книге я ничего не предлагаю, хотя мог бы предложить советский или нынешний китайский варианты.

В атаке Габи на меня ко всему прочему важно одно обстоятельство, на которое я хочу обратить внимание читателей. Как человек, принявший западные ценности, она пытается подкрепить свое «мнение», либо бросая тень на соцстраны (СССР и ГДР), либо уравнивая мою позицию с «нацизмом». Сама она этого не осознает, но этот прием хорошо отработан манипуляторами сознания на Западе и прочно вбит в мозги обывателей. Неслучайно вслед за вышеприведенным осуждением она обрушивается на советское общество: «Однако разве в советские времена не случались негуманный произвол и злоупотребления властью, которые разрушали семьи и которые никогда нельзя оправдывать интересами большинства…»

Случались, дорогая Габи, и неоднократно. Только при всем этом надо было бы объяснить, почему, несмотря на этот «негуманный произвол», семьи в рамках всего Советского Союза только увеличивались и крепли, а количество разводов было на порядок меньше, чем в нынешней капиталистической России, где вроде бы процветает рынок и демократия. Опять же статистика мою нелюбопытную оппонентку не интересует, она, статистика, скучна и безлична, ее нельзя перевести на опыт своих знакомых, а все обвинения в отношении соцстран — давно отработанные клише, вбитые в головы обывателей способом «промывки мозгов».

Габи, хотя она и немка, вряд ли изучала труды своего гениального соотечественника Гегеля, который в своих работах научно доказал, что интересы большинства всегда выше интересов меньшинства, интересы государства выше интересов индивидуума, иначе говоря, филогенез выше онтогенеза. Но если бы она его изучала, тогда не высказывала бы своих «мнений» как «имеющих право на существование». Они действительно имеют право на существование, но только наряду с другими «мнениями», но отнюдь не с суждениями, которые формулируются на основе научного мышления. Правда, женщина, изучающая Гегеля, у меня также не укладывается в голове. Это все равно что летающая корова, которую Марк Шагал, видимо, после какой-то пьянки изобразил на полотне. Пожалуй, пусть у женщин лучше будут «мнения».

Хуже, когда аналогичными «мнениями» оперируют мужчины. С другой стороны, на то они и обыватели. Проблема же заключается в том, что мышление политической элиты западных стран тоже заражено «мнениями». И это уже не проблема, а трагедия. Если лидеры таких стран, как Канада, Германия, Великобритания, Нидерланды, Испания и ряда других не только не борются, а поощряют гейство и лесбиянство, систему пар-сожителей, гедонизм мужчин и женщин и т. д., тогда нет ничего удивительного, что белая раса сокращается. Причем в первую голову именно там, где все указанные явления получают наибольшую поддержку, в частности в Германии. Видимо, не надо удивляться и тому, что происходит паразитизация Запада, его деградация, особенно заметная в «искусстве». Конечно, все эти процессы являются отражением общего кризиса так называемых посткапиталистических обществ. Они явно исчерпали свои исторические возможности. И одним из проявлений этого являются руководители-обыватели, интеллектуальный уровень которых не в состоянии преодолеть «общепринятых мнений», которые не в состоянии размышлять научно, а следовательно, стратагемно, на перспективу. И уменьшившееся количество белого населения к середине XXI века со всей очевидностью должно будет подтвердить, что на основе «мнений» можно жить, но нельзя выжить. Выжить и идти по пути прогресса можно только на основе законов науки, которые открываются не обывателями, а учеными с понятийным мышлением.

А Габи еще раз большое спасибо за повод порассуждать, что такое хорошо и что такое плохо.

октября 2007 г.

МАДАМ НАРОЧНИЦКАЯ, ЭНГЕЛЬС И ПАНСЛАВИЗМ

Много раз от современных российских журналистов приходилось слышать такую фразу: «Маркс и Энгельс ненавидели Россию, а у нас, в Москве, до сих пор стоят памятники этим деятелям». К журналистам у меня претензий нет, поскольку поверхностность и политическая неграмотность большинства из них является их профессиональной чертой. Но вот недавно случайно мне попалась книжка доктора исторических наук Натальи Нарочницкой «За что и с кем мы воевали» (М.: Минувшее, 2005). Эта та самая Нарочницкая, дочь советского академика А.Л. Нарочницкого, которая является обожательницей кадетов, ненавидит советскую власть и большевиков, депутат предыдущей Думы, причем от какой-то полулевой, но очень патриотической партии (по-моему, Рогозина). На последних выборах что-то у нее не получилось: в Думу не попала. Но ей организовали Институт, который должен повышать «имидж» России за рубежом. Место для нее выбрали хорошее: Париж.

Когда-то мы работали в одном отделе в Институте мировой экономики и международных отношений, хотя виделись редко, поскольку она в основном пребывала за рубежом, кажется, в Швейцарии. По пути в одну из заграничных командировок ей, как в свое время к Савлу, явился сам Иисус Христос, пристыдил ее за неверие к Себе, после чего она стала истово верующей, такой настоящей православной патриоткой, агрессивно непримиримой ко всем атеистам, как иезуиты Средневековья. Но это ее личное дело. Не личное, когда она выпускает книги, оболванивающие читателей, которые и без нее уже полагают, что Солнце крутится вокруг Земли.

Так вот: речь идет о позиции Энгельса к панславизму как негативному явлению с точки зрения революционного движения. В ряде публицистических статей он обрушивается и на «русских» как на потенциальный оплот панславизма в середине XIX века. Как же расправляется с ним наша раба божья?

Для начала чистое вранье. Мадам пишет: «Не Розенберг, а Энгельс дает впечатляющие рекомендации: «взять у поляков на западе все, что, возможно, занять их крепости немцами, пожирать их продукты»» (пунктуация Н.Н., с. 40). И делает ссылку: К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Т.37. М., 1965, с. 317. (Далее ссылки на их сочинения будут обозначаться как МЭ.) Вот какой антипольский вандал Энгельс! Не исключено, что Энгельс и мог бы такое написать в ранних работах (все зависит от контекста), хотя именно поляков он ценил выше всех из-за их революционности в те годы.

На самом же деле такого текста на указанной странице нет, а есть письмо к Вере Засулич (1890 г.), в которой Энгельс весьма осторожно оговаривает свою позицию в отношении славянских вопросов, предлагая именно русским высказать свои позиции на этот счет. А что касается его самого, то он пишет: «Если поляки претендуют на территории, которые русские вообще считают приобретенными навсегда и русскими по национальному составу населения, то не мне решать этот вопрос. Все, что я могу сказать, так это то, что, по-моему, население, о котором идет речь, должно само определить свою судьбу — совершенно так же, как эльзасцы сами должны выбирать между Германией и Францией» (МЭ, т. 37, с.317). А вот в том же письме о русских: «русское офицерство по своему общему развитию и моральным качествам бесконечно выше прусского» (там же, с.318) — вот так госпожа Нарочницкая обращается с источниками.

Далее. Демонстрируя «антиславянизм» Энгельса, она цитирует из того же издания, но из 6-го тома такой пассаж: «Там, где речь идет о существовании, о свободном развитии всех ресурсов больших наций, там сентиментальная заботливость о некотором количестве разбросанных в разных местах. славян не играет никакой роли» (с.39). Обратите внимание на многоточие. Ссылка уже не на конкретную страницу, а на всю статью: т.6, с.289–306. Так что же было вместо многоточия? Нахожу вот что: «там сентиментальная заботливость о некотором количестве разбросанных в разных местах немцев или славян не играет никакой роли!» (МЭ, т.6, с.296; выделено мной. — О.А.) Из этого текста вытекает, что этот Энгельс, оказывается, был не только славянофобом, да еще и германофобом. А ведь Нарочницкая опустила слова о «немцах» сознательно. Ничего удивительного, поскольку это стандартный вариант фальсификации, который используется антикоммунистами всех стран. Ложь, подтасовка — инструменты их «научного анализа».

В этой связи довольно лицемерным выглядит ее сентенция: «Сегодня общественная наука на Западе перестала оперировать научными философскими категориями, а поступила на службу идеологии» (с. 44). Совершенно верно. На Западе общественной науки практически не существует. Она насквозь идеологична. Но сама мадам эту идеологичность и демонстрирует, что называется, на полную катушку. Помимо элементарного вранья — еще и полное отсутствие мышления как такового. И это проявляется в охаивании Энгельса как противника русских, как противника славянства и славянизма. У этой дамы не хватает мозгов, чтобы понять контекст работ Энгельса 1849 и 1890 гг. Ученая дама, ратующая за «научные категории», не осознает, что к историческим событиям необходимо подходить исторически, учитывая специфику исторического времени и географического пространства. В этом суть диалектического анализа, которым безукоризненно владели Маркс, Энгельс и Ленин и который не в состоянии освоить буржуазные говоруны от науки.

А теперь о панславизме 1848–1849 гг. Эта тема вновь становится актуальной среди русских патриотов, взгляды которых в определенной степени выражает и доктор Нарочницкая.

Напомню, что идею панславизма в те годы активно отстаивал великий русский анархист М. Бакунин, бунтарь, небогрёз и типичный русский «еслибист». Против его брошюры «Призыв к славянам» и выступил молодой Энгельс со статьей «Демократический панславизм», опубликованной в феврале 1849 г.

Для начала наша ученая противопоставляет Бакунина Энгельсу. Она пишет: «Гневную отповедь классика вызвал призыв Михаила Бакунина к единению славянства и освобождению от иноземного ига. Но русский одновременно говорил о «протянутой братской руке немецкому народу, во имя свободы, равенства, братства всех наций». Что же классик интернационализма? Равенство и братство — не для всех, и Энгельс как отрезал, что «речь идет не о братском союзе всех европейских народов, а о союзе революционных народов против контрреволюционных»» (с. 38).

И правильно «отрезал». Ведь Энгельс раскритиковал брошюру Бакунина не за «братство и свободу», а за элементарную болтовню на эти темы. О каком единении и братстве могла идти речь после поражения революций 1848 г., которые как раз и подавлялись славянскими народами, включая русских? В те годы все эти «мечтательные воодушевления», «фантастические абстракции» являлись «пустой мечтой», сотрясением воздуха, тем, что я сейчас называю «еслибизмом». Ну разве не еслибизмом является краснобайство Бакунина: «Революция полнотой своей власти объявила распущенными деспотические государства, прусское государство и, наконец, последнюю надежду деспотов, Российскую империю.» (цит. по: МЭ, т. 6, с. 291). Что из того, что объявила? Они после такой объявки исчезли, что ли? Энгельс совершенно справедливо в ответ пишет, что «О действительности здесь вообще нет речи». Все это звучит вдохновенно, красиво, суперреволюционно, но без учета реальности, что вообще характерно для экзальтированных русских. Такого типа речи напоминают мне современного Проханова: художественно, метафорично, образно. Но все небогрёзно. Где-то в потустороннем мире.

Отношение Энгельса к славянам, равно как и ко всем другим народам, определялось главным критерием — революционностью. Это слово для рабы божьей Нарочницкой невыносимо даже психологически. Но она никогда не сможет осмыслить или согласиться с простой истиной: у революционных мыслителей иная логика, иная шкала оценок. Она отличается от логики обывателей, обуржуазившихся дам, вписавшихся в структуру современной российской профессуры. Для Энгельса «братство», «равенство» — пустые слова, если они не сопрягаются с революционными действиями. Энгельс писал: «Славяне — мы еще раз напоминаем, что при этом мы всегда исключаем поляков, — постоянно служили как раз главным оружием контрреволюции. Угнетаемые дома, они вовне, всюду, куда простиралось славянское влияние, были угнетателями всех революционных наций» (там же, с. 299).

И разве это не так? И он детально показал, что в тот момент, в 1848 г., практически все виды славян, за исключением поляков, находились в контрреволюционном лагере. И каким образом революционный немец, француз или итальянец мог принять «контрреволюционную руку» славянина, который его же и подавлял? Самое курьезное, на что мадам не захотела обратить внимание, что Славянский съезд в Праге, на котором стараниями Бакунина провозгласили идею панславизма, был разогнан «не немцами, а галицийскими, чешскими, словацкими славянами, и только славянами»! (там же, с. 301).

И это надо помнить нынешним славянофилам. К примеру, в наше время газета «Завтра» призывает объединиться всем ради мифической Пятой империи. Мы все, мол, дети одного государства и надо его Развивать. Все эти ребяческие утопии, подобные мечтаниям Бакунина, до сих пор в ходу у православных патриотов. Почему-то им в голову не приходят некоторые простые вопросы. Например. Как я могу развивать государство, которое меня же грабит и угнетает. Как могут объединяться олигархи с нищими? Рабочие с банкирами? Ученые с попами? Та же мадам Нарочницкая, ратующая за «братскую руку», очевидно не подаст этой руки коммунистам. В своей книжонке она не упускает ни единой возможности, чтобы не лягнуть большевиков и советскую власть. И опять же, вокруг какого государства? Вновь и вновь красивая и глупая болтовня о единой православной культуре.

Энгельс был на 100 % прав в своей оценке панславизма. Вторая половина XIX века и особенно XX и даже XXI век подтвердили и подтверждают его пророческие рассуждения. Славяне не только не смогли объединиться в какой-нибудь мощный союз[27], а истребляли друг друга более беспощадно, чем их угнетатели из неславянских наций. Достаточно посмотреть на распад Югославии в конце XX — начале XXI века. Славянское «братство» особенно позорно проявилось в отношении восточных славян к русским. Болгары, которым царская Россия помогла освободиться от турок во второй половине XIX века, как минимум дважды по большому счету предавали русских, встав на сторону Германии в Первую и Вторую мировую войну. После распада Советского Союза, который освободил всех славян от фашизма, эти самые славяне дружно предали свою освободительницу, переметнувшись на Запад. В Польше и Чехии готовят площадки для американской системы ПРО, однозначно направленной против России. Да что там чехи и поляки! Уже украинцы намереваются войти в НАТО, видимо, из большой любви к братьям-славянам-москалям. Примеров предательства славян по отношению друг к другу нет числа.

И после всего этого какие-то «ученые» обрушиваются на Энгельса за антипанславизм! А кто-то еще мечтает и о возрождении этой бредятины.

В статье у Энгельса есть очень интересное наблюдение. Он пишет: «Но панславизм отличается не менее ребяческим и реакционным характером, чем пангерманизм. Когда вы читаете историю панславистского движения прошлой весны в Праге, вам кажется, что вы отброшены на тридцать лет назад: трехцветные ленты, допотопные костюмы, старославянское богослужение, полная реставрация эпохи и нравов первобытных лесов.» (там же, с.304).

У меня точно такое же ощущение в отношении сегодняшней России. Славяне-патриоты с казачьими и религиозными хоругвями, выводящие псалмы под началом толстопузых батюшек, языческие обряды и празднества и прочее и прочее.

Это уже откат не на тридцать лет, а на все двести.

Критикуя Энгельса, Нарочницкая неосознанно затронула одну важную тему, которую время от времени поднимают политизированные социологи во многих странах, когда хотят обвинить марксизм в антигуманизме. Речь идет о рассуждениях Энгельса относительно нежизнеспособности и несамостоятельности славян, историческая жизнь которых обречена на исчезновение. Такую «дикость» не смогли выдержать даже советские историки, осудив ее в Предисловии к 6-му тому, где были помещены статьи Энгельса о славянах. Дескать, вот в этих вопросах тов. Энгельс ошибался.

Энгельс, конечно, не бог и ошибался не раз и не два, в чем никогда не стыдился признаться. Но в данном вопросе, на мой взгляд, ошибаются все, кроме Энгельса. Даже в свои 29 лет и даже в пылу революционной атаки на панславизм (статьи написаны, естественно, в атакующе-публицистическом стиле против Бакунина) он в конечном счете был прав исторически.

Во-первых, написав о несамостоятельности славян, Энгельс оговоарил, что при этом не имеются в виду «поляки, русские и, самое большое, турецкие славяне» (видимо, имелись в виду те, кто были «под турками»).

Во-вторых, он привел примеры исчезновения некоторых славянских племен, не выдержавших испытания историческим временем.

В-третьих, доказательно была показана несамостоятельность многих из славянских наций вследствие их малочисленности и распыленности. И если некоторые из них все-таки выжили даже под господством Оттоманской империи, то произошло это в немалой степени благодаря мадьярам и немцам. Впоследствии, начиная с середины XIX века и по настоящее время, историческая практика подтвердила и подтверждает, что ни одно из славянских образований, (за исключением России, особенно периода существования Советского Союза) не являлось и не является самостоятельным. Каждое из них в той или иной форме зависело от крупных, жизнеустойчивых государств. Ни одно из них не было субъектом мировой политики. Все они без исключения являли собой объекты политики. И их задача всегда была одна и та же: к кому выгоднее прислониться. С середины XIX до середины XX века они метались между Англией и Францией, со одной стороны, Германией и Австрией — с другой. После второй мировой войны их подобрал Советский Союз, правда, совсем на иной основе. А после распада СССР они дружно продались Западу: Западной Европе и США. Никакой самостоятельной роли все эти страны не играли и не будут играть.

А что касается «исчезновения», о котором писал Энгельс, так еще не вечер. История не закончилась. Вот совсем недавно исчез последний представитель какого-то северного народа на Аляске. Сохранилось несколько десятков людей еще одного народа в Англии. Лет через сколько-то и они исчезнут. И т. д. Исчезнут и восточные славяне вместе с прибалтами, поскольку они не соответствуют закону массы и динамики воспроизводства населения.

В этой связи обычно встает такой вопрос: стоит ли пестовать малые народы, создавать им особые условия и льготы для развития их культуры, размножения и т. д. Если я скажу нет, не стоит, мне тут же в ответ: как же так, даже исчезающих животных и растения стараются сохранить. Красные книги для этого заводят. Да, заводят от глупости. Потому что не знают законов развития природы и общества. Потому что не понимают, что когда пытаются искусственно сохранить слабый вид, который сам не в состоянии выжить, точнее, самостоятельно приспособиться к окружающей среде, то тем самым нарушаются взаимоотношения всей системы животного или растительного мира. Через некоторое время пестуемый «слабый» ослабляет всю окружающую систему. Закон силы, применимый к органическому и общественным мирам, гласит: слабый вымирает, сильный выживает. На какое-то время можно затормозить этот процесс, но исторически остановить его невозможно.

В обществе это очевидно на примере с нищими: чем больше вы поддерживаете нищих, тем больше их становится и тем больше ослабляется вся здоровая часть общества. Так же с неизлечимыми больными, так же с гомосексуалами и т. д. Чем больше ресурсов человечество будет тратить на поддержание антиобщественных и антиприродных явлений, тем больше у него шансов на исчезновение. Какой смысл во внешней поддержке так называемых малых народов? Какие великие деяния свершили их представители? Они родили Платона, Аристотеля, Декарта, Гегеля, Шекспира, Гете, Конфуция, Пушкина, Шостаковича?

Их надо просто оставить в покое. Их выживание зависит от них самих. Думаю, в исторической перспективе вообще останется только один народ — земляне. И это не будет народ, состоящий из многих народов и наций. Какой-то один из нынешних, а может быть, из более поздних крупных народов станет доминантой будущих землян. Будут ли это китайцы, американцы, индийцы, не берусь гадать. Но полагаю, что это не будут славяне, поскольку даже самый крупный среди них народ — русский — выбрал себе путь самоуничтожения.

Позиция в отношении тезиса о неизбежности исчезновения народов, рас или государств не имеет отношения к понятию нравственности, к паре гуманизм/антигуманизм. Это научный подход, поскольку исчезновение народов и даже цивилизаций постоянно подтверждается исторической практикой. Где шумеры, где хетты, инки, майя, ацтеки? Тысячи малых и даже не малых народов исчезли с лица земли из-за неспособности приспособиться к окружающей среде. Имею в виду не только экологическую, но и геостратегическую среду. Точно так же как эволюция в природе, «погубив» миллионы видов, привела к возникновению человека. И когда Энгельс писал об исчезновении славянских народов (а в других работах он указывал и на неславянские народы), он не исходил из обывательского представления: нравится — не нравится, а из объективного процесса выживания или невыживания тех или иных наций и народов. Плюс, и это очень важно, исходил из степени их революционности. Это весьма важный критерий. История показывает, что народы, уклонявшиеся от революций, исчезали или прозябали в качестве сателлитов революционных народов. Поскольку революция — это скачок вперед, скачок к новым формам не просто выживания, а именно развития. Именно благодаря революциям: научным, техническим, политическим и экономическим увеличивалась средняя продолжительность жизни (СПЖ) человека и количество самого населения той или иной жизнеспособной нации. А именно СПЖ и является критерием прогресса.

Все эти вещи у меня прописаны в научных работах. И здесь я об этом упоминаю только для того, чтобы выразить свое восхищение молодым Энгельсом, который уже в своих ранних статьях интуитивно выразил закон выживания рода (народа). И я полностью согласен с концовкой его другой статьи на эту же тему («Борьба в Венгрии», 1849 г.), которую он блестяще завершил словами: «В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом» (МЭ, т.6, с. 186). И хотя «ближайшая мировая война» разразилась через 65 лет, тем не менее, действительно, немало династий полетели, а главное, исчез реакционный русский народ, возродившись в форме революционного советского народа. Именно о таком «советском народе» пророчествовал Энгельс, писавший: «Славянский народ, которому свобода дороже славянства, уже одним этим доказывает свою жизнеспособность, тем самым уже гарантирует себе будущее» (там же, с. 179). И нынешний русский выживет и даже будет процветать только тогда, когда в нем будет меньше славянского, а больше советского.

Думаю, Энгельс ошибся, причем сильно, только относительно поляков. Действительно, в XIX веке их, возможно не без основания, воспринимали как революционную силу, участвующую в ревдвижениях не только у себя на родине, но и за рубежом. Симпатии европейских революционеров были на их стороне главным образом из-за того, что они выступали против тогдашней царской России — оплота реакционности и мракобесия. Особенно во времена Николая I. Мне кажется, Энгельс деятельность поляков за освобождение от России, т. е. деятельность, носившую национально-освободительные черты, принял за революционность, за социально-политическое движение. Как показала последующая практика, эта «революционность» на самом деле означала чисто шляхетский национализм. Как только поляки добились «освобождения», главной сутью их внешнеполитической деятельности стала борьба именно с революционной, социалистической Россией. После второго освобождения, в связи с распадом СССР, поляки тут же поворачиваются к своим западным хозяевам, и начинают строить свою жизнь по-капиталистически. А по степени ненависти к братьям-славянам в России их превосходят, может быть, только прибалты. Но тем как бы сам бог велел: они не славяне.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав

  • Обладнання.
  • Севернее нашего [Северного железнодорожного] кучно располагались другие лагеря: Устьвымский, Ухтинский, Абезьский, Интинский, Воркутинский. Лес, месторождение нефти, угля определяли их
  • Глава пятнадцатая. Да, я была убеждена, что переход в империю – это просто
  • Система управления персоналом на предприятии
  • Использование социологической парадигмы П. Бурдье для исследования социальных и политических процессов в России
  • Методические рекомендации преподавателю по организации изучения дисциплины
  • Глава 19. Хан уже чувствовал себя не так уж плохо на Татуине
  • Основных заболеваний для определения группы состояния здоровья военнослужащих, проходящих военную службу по контракту
  • Позаказный способ калькулирования себестоимости продукции
  • Кораблю – взлет! 2 страница
  • Граница
  • ВИШНУ САТЧИДАНАНДА................................................................ 39
  • На ранних поездах
  • А какой у Вас пистолет был?
  • НАЙДИ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ В ИНТЕРНЕТЕ
  • Духовное понимание.
  • Формы проявления энергетики
  • СКАЗКИ КАЧИНОВ 11 страница
  • Задачи Церкви
  • Глава 33 Что такое самохарактеристики?