Г. Во Христе противоположные черты характера гармонируют

Восхищаться характером Христа подобно тому, как смотреть в калейдоскоп: просто не исчерпать образцов, которыми можно восхищаться. Меня более всего восхищает Его всесторонний характер — Его полная уравновешенность и систематическое сочетание в Себе противоположных характерных черт. Например:

1) Иисус сочетает в Себе силу и нежность. Многим людям очень трудно достичь золотой середины между строгостью и нежностью, мужеством и щедростью, негодованием и сдержанностью, властью и ответственностью. Неумение родителя достичь золотой середины может аннулировать его эффективность в воспитательных мерах.

Сила и мужество Иисуса ясно документированы в Евангелиях. Чрезмерно искажается картина, когда Его представляют как человека весьма мягкого, якобы бархатистого, полуженского характера. Он довел врагов до негодования, назвав их "безумными и слепыми" (Матф. 23:17) и детьми дьявола (Иоан. 8:44). Марк сообщает, что Он два раза разгневался — прежде всего, когда фарисеи негодовали на Него за то, что Он совершил исцеление в субботу (Марк. 3:5), и когда Его ученики не допускали детей прийти к Нему (Марк. 10:13—16). Не может быть сомнения, что Он проявил возмущение, когда выгнал продающих и покупающих из храма (Матф. 21:12).

Надо быть мужественным, чтобы разбить подлую торговлю в храме, нарушить традиционные правила соблюдения субботы, умалить мытье рук, связаться с женщинами неприличного поведения и с мытарями, отказаться от стараний некоторых сделать Его царем, заявить Себя Мессией перед синедрионом. Ясно, что люди видели в Иисусе человека сильной воли и страстного характера. Он с восклицанием обращался к злым духам и исцелял болезни. Люди утверждали, что Он говорил как власть имеющий. Когда римляне пришли арестовать Его, Он обратился к ним, сказав просто: "Это Я", а пришедшие тут же пали на землю (Иоан. 18:6).

В то же самое время Иисус знал, как быть столь нежным, добрым и щедрым, как снисходительный дедушка. Он знал и чувствовал, что значит заплакать об умершем друге, Лазаре (Иоан. 11: 52), ощутить и проявить любовь к богатому юноше, попросившему совета у Него (Марк. 10:21), любоваться детьми (Марк. 10:14), позаботиться о нуждах матери, вися на кресте (Иоан. 19:26—27). Он предупредил Петра не отмечать, сколько раз он прощает обидчика, а прощать его без ограничений (Матф. 18:22) Он дал нам такой совет: "Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше" (Лук. 6:38). Он учил, что лучше давать, чем получать, и что никто в истории не проявлял этого принципа сильнее, чем Сам Иисус Христос.

Сочетание силы с нежностью, вероятно, яснее всего видно в том, как Иисус пользовался Своей силой. Как уже было отмечено, Он проявлял силу над любыми вещами: человеком, заболеваниями, природой, сатаной и его демонами. Но Он никогда не использовал этой силы для Своего возвеличивания. Его чудеса всегда были добродетельны, исцелительны, восстановительны и лечебны. Он никогда не боролся с проблемой развращенности, используя обладание великой силой. Когда солдаты арестовали Его, Петр сделал попытку защитить Христа, отсекши ухо у одного из пришедших. Христос сказал, что если бы Он нуждался в помощи, то мог бы призвать двенадцать легионов ангелов (т. е. приблизительно семьдесят тысяч ангелов — Матф. 26:53). Иисус исцелил и вернул отсеченное ухо пострадавшему. Что это за Человек, Который поддается несправедливому аресту, пользуется силой не в Свою защиту, а в помощь недругу, восстановив ему отсеченное ухо, и упрекает Петра за то, что он попытался защитить Его? Это качество сдержанности в сочетании с Его беспредельной силой получило соответствующее название: "шедевр Христа". [Во многих культурах бытует рассказ о человеке, который неожиданно приобретает большую власть с помощью волшебного кольца, тайного зелья или магической лампы. Некоторое время спустя эта власть развращает его, так что он пользуется ей для злых целей.]



2) Христос сочетает в Себе достоинство и смиренность. Принимающим гипотезу о мифическом происхождении Иисуса приходится объяснить, как выдумщик может быть столь непоследовательным, чтобы позволить описываемой им особе сделать весьма дерзкие заявления о своей божественности, а потом унизить себя в такой мере, чтобы как раб умыть ноги апостолам (Иоан. 13:1—20). По-моему, такой парадокс переходит пределы человеческой выдумки. Смиренность Иисуса произвела на апостола Павла особенное впечатление, и он посоветовал христианам подражать Христу, потому что Он не искал сохранения равности с Богом, "но уничижил Себя Самого, приняв образ раба" (Фил. 2:7).

Быть смиренным не означает заявить себя ничтожным, как принято думать. Это скорее всего означает быть готовым служить Другим, учиться, не хвалиться, забыть о своем положении и снизойти к людям низкого положения (Рим. 12:16). Иисус говорил,, что Он — Мессия и Божий особый Сын, тем не менее, Он общался со всякими типами и помогал им в их нуждах. "Кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом, так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Матф. 20:27—28). Иисус был свободен от тщеславия, высокомерия, честолюбия, мечты об общественной известности и от стремления к власти, развращающей человека. Как духовные работники многих других культур, фарисеи того времени были тщеславными и высокомерными людьми, которые любили искать шумное одобрение толпы и сидеть на самых видных местах в синагоге, которые громко трубили о своих филантропических поступках.

3) Иисус сочетает в Себе набожность и доступность. Он обладал редкой способностью быть набожным, но в Своей святости не отделяться от людей. Он был чист, но не самоправеден. Он был безгрешен, но это качество не препятствовало Ему любить и сотрудничать со всеми типами людей. Марк говорит, что обыкновенные люди с удовольствием слушали Его (Марк. 12:37). Его понимание и симпатия к грешникам, по логике вещей, вытекали из Его специфичной доктрины о грехе. Если грех является определенным состоянием сердца, то все люди — грешники, и нельзя строго осуждать брата своего, потому что мы не знаем всего, что происходит в его сердце.

Хотя рассказ о женщине, взятой в прелюбодеянии, по всей вероятности не принадлежит новозаветному тексту (Иоан. 8:2—11), ученые в своем большинстве считают, что описываемое событие действительно произошло в жизни Христа. По всему известному из Евангелий, это событие в сущности соответствует характеру Христа. Когда группа мужчин привела женщину, захваченную в прелюбодеянии, и спросила у Иисуса, что Он сделал бы с ней, Спаситель что-то написал на земле и сказал: "Кто из вас без греха, первый брось в нее камень" (Иоан. 8:7). Они отошли один за другим, оставив Иисуса с женщиной. Он же отослал ее с предупреждением: "Иди и впредь не греши". Заметьте, пожалуйста, что Иисус простил ее грех, но также напомнил ей о действительности ее греха.

4) Иисус сочетает в Себе сдержанность и счастье. Зигмунд Фрейд утверждал, что в результате борьбы между личными желаниями и общественными обязанностями многие приходят к состоянию невроза и психоза, но Иисус избежал этой проблемы. Он показал, что ложной дилеммой является наше деление между этикой пуританина и жуира. Можешь быть сдержанным, остерегаясь аскетизма, — серьезным, остерегаясь угрюмости. Наоборот, можешь быть счастливым, избегая легкомыслия, — радостным, избегая опьянения.

Религия не сделала Иисуса угрюмым. Он не был бескровным святым, которого мы встречаем в картинах Эль Греко. Он обладал теплым ощущением, позволяющим Ему считать Себя человеком. Знакомясь с Его притчами, мы видим, что Он прекрасно наблюдал за природой и обществом и любил и то, и другое. Он без извинения наслаждался жизнью. Он предупреждал людей не поститься ради поста (Матф. 9:15). Монашеская особа не пожелала бы себе репутации, что она "любит есть и пить вино" (Лук. 7:34). Иисус всецело согласился бы с пожеланием, выражаемым при еврейских тостах: "За жизнь!".

Этот парадокс можно выразить другим образом: Иисус сочетал тело с душой, материализм с духовностью, реализм с идеализмом, эмпирическое со сверхъестественным, настоящий мир с невидимым миром. Он учил о превосходстве души и говорил: "Не беспокойтесь о завтрашнем дне", но Он также трудился для того, чтобы исцелять страдающие тела, и однажды Он накормил более пяти тысяч человек. По Его понятию, тело и душа составляют собой одно психофизическое целое, а Он пришел послужить им обоим. Небо и земля, естественное и сверхъестественное составляют одно соединенное целое под Божьим руководством. Те, у кого есть глаза, без особого труда обнаруживают сверхъестественный мир, смотря на мир, который воспринимается нашими чувствам (Иоан. 1:50—51).

Д. Заключение

Агнос, уверяю Вас, что Человек, Которого я изобразил в этой главе, действительно жил в прошлом и еще живет в настоящее время. Уверяю Вас, что хоть раз в истории человечества жил Человек, Который действительно любил; для Которого наибольшая радость, состояла в том, чтобы всегда давать людям, ничего не желая Себе; Который жил не для того, чтобы люди служили Ему, но чтобы служить им; Который испытывал благословение в отдаче Себя другим. Если бы этот Человек был даже призрачным идеалом, как Гамлет, придуманный умом выдающегося драматурга, то даже и в этом Он оказался бы наилучшим идеалом истории, самой ценной мечтой, придуманной человеком.

Но Вы знаете, что Он — более мечты; вы теперь знаете силу доказательств, показывающих Его действительной исторической личностью. Если бы Богу нужно было стать человеком, то отличался ли бы Он чем-нибудь от этого Человека? Разве могла бы какая-то другая историческая личность приблизиться к Вашему идеалу совершенства?

В самом деле, чем дальше мы отступаем от Христа, тем лучше оцениваем Его величие, ибо только находясь на некотором отдалении от Него, мы замечаем, как продолжается Его влияние на людей. Тем, кто пользуется простым образцом эволюционного мышления для того, чтобы уразуметь все происходящее, будет трудно объяснить, почему после Христа ничего значительного не было добавлено к своду этических принципов, и почему никакая другая личность с ясным понятием морали не превзошла Его. Не надо знать много из истории, чтобы оценить воздействие слов Иисуса на мир, но поверьте мне, Агнос, полностью оценить их влияние невозможно. Его слова стали законами, они стали святыми учениями, символами веры, доктринами, проповедями, словами утешения, стихотворениями, словами, написанными на поздравительных открытках, и многим другим. Но, более всего, как предсказал Сам Христос, Его слова не прейдут!

Иисус Христос довел каждое положительное качество человеческого характера до его крайности. В стараниях мы Его не обгоним; Он всегда будет впереди нас, вызывая к нам: "Следуйте за Мной". Какие слова мне заимствовать, чтобы в достаточной мере прославить Его? Он не только — "Великий" как Петр, Фридрих или Александр. Он — "Единственный". Он превосходит все наши стандарты классификации. Он разрывает все категории распределения. Его не поставишь ни на какой диаграмме. Он более человека!

  • Расчет склада и разгрузочного фронта работ.
  • Работа со стилусом и новые функции
  • Основные теоретические положения
  • Осознание внутреннего мира
  • Серверы запросов
  • ПСИХОСИЛЫ: Hammerhand, Sanctuary, Dark Excommunication.
  • Инфекции кожи и мягких тканей у больных сахарным диабетом
  • Глава 17. Истинные чувства.
  • ИНТЕРАКТИВНАЯ СТОРОНА ОБЩЕНИЯ
  • Рекомендация
  • Применение персонального влияния в маркетинговой стратегии
  • СПОРТИВНОЕ РАЙОННОЕ МЕРОПРИЯТИЕ «ТУРИСТИЧЕСКИЙ СЛЁТ «ЭКСТРИМ» В РАМКАХ СПАРТАКИАДЫ «ВСЕЙ СЕМЬЕЙ ЗА ЗДОРОВЬЕМ»
  • ТЕКСТ 7. карпанйа-дошопахата-свабхавах
  • Додаткова. Поділ державної влади як визначальна ознака парламентаризму Основні етапи
  • Контроль за исполнением документов
  • Immense j. happening often
  • МУНИЦИПАЛЬНАЯ ПРОГРАММА
  • то необходимо сделать, чтобы привлечь детей и подростков в спорт?
  • Р*- резервные часы для студентов не прошедших ЦТ
  • Служебные