Ветер в голове (гамма: Janrett) Оценка фанфика 1 страница

Ветер в голове (гамма: Janrett) Оценка фанфика

Война окончена, и все счастливы. Счастливы ли? P.S. Ещё никого не удалось осчастливить насильно. Предупреждение: предательство друзей. Предательство - не совсем точное слово. Просто они - обычные люди. Нет, всё-таки предательство остаётся предательством, чем бы его не оправдывали.

Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер

Гарри Поттер, Драко Малфой

AU/ Любовный роман/ || слэш || PG-13

Размер: миди || Глав: 22

Прочитано: 17656 || Отзывов: 19 || Подписано: 75

Предупреждения: ООС, AU

Начало: 15.11.12 || Последнее обновление: 11.01.13

Прости меня

Глава 1

Глава 1. Встреча выпускников

Гарри никогда не любил общих сборищ, но Гермиона и Джинни были непреклонны, и общими усилиями заставили его-таки пойти на встречу выпускников. С момента окончания Хогвартса прошло два года, с последней битвы — три, Гарри вполне успешно учился последний год в аврорской школе. Гермиона училась в магическом университете, сразу на двух факультетах, Рон, в прошлом году бросивший школу авроров, куда поступил за компанию с Гарри, сейчас работал в «Волшебных вредилках Уизли». Джинни нигде не училась, она жила в «Норе» под крылышком Молли и с нетерпением ждала, когда Гарри закончит обучение, и они смогут пожениться. Жизнь текла скучно и предсказуемо, но Гарри это вполне устраивало. Иногда его удивляло, что, находясь в казарме, он почти не вспоминает о Джинни, но он всё списывал на усталость, почти мгновенно засыпая после изматывающих тренировок. Но, когда она была рядом… Вот и сейчас, едва увидев рыжеволосую красавицу, он мечтательно улыбнулся: скоро, через каких-то два месяца, она будет его, целиком и полностью. Страсть и желание затопили его, рискуя вызвать неконтролируемый выброс магии.

— Гарри, куда ты пропал? — капризно спросила Джинни. — Ты обещал!

— Джин, дорогая, — Гарри обнял девушку, — ты же знаешь, я ненавижу танцы и все эти сборища! Я бы с большим желанием побыл с тобой наедине.

— Мы должны общаться с друзьями! Нельзя всё время сидеть в четырёх стенах! И не называй меня этим дурацким именем!

— Ну прости, милая, давай не будем ссориться! Мы и так с тобой почти не видимся, а если и видимся, то только на людях. Ты не представляешь, как я мечтаю хоть ненадолго побыть с тобой наедине!

— Гарри, не занудствуй, мы же должны бывать на людях. Если дать тебе волю — ты запрёшься в доме и вообще никуда не выйдешь!



— Ничего не имею против, если ты запрёшься вместе со мной, — Гарри попытался поцеловать девушку, но та ловко вывернулась из рук и потащила его в Большой зал.

— Гарри, ты обещал мне танец!

— Гарри! Куда ты сбежал, дружище? — Рон, в сопровождении Гермионы, поспешил им навстречу. — Целовался в укромном уголке с моей сестрой?

— Гарри, неужели тебе совсем не интересно пообщаться с однокурсниками? Все хотят поговорить с тобой, а ты сбегаешь! — Гермиона, как обычно, не смогла удержаться от нравоучения.

— Но, Герми…

— Действительно, Поттер, с каких это пор ты избегаешь своих дружков? — Панси Паркинсон под руку с Блейзом Забини показалась из бокового коридора.

— Я никого не избегаю, Паркинсон. Это ваш Малфой всех игнорирует, даже сегодня не соизволил явиться.

— Ну ты и сволочь, Поттер, — Забини презрительно смотрел на Гарри, — не ожидал от тебя.

— Я-то тут причём?

— Да, причём тут Гарри? — вступился за друга Рон.

— Пойдёмте, — Гермиона схватила Гарри за руку, — у них всегда виноват Гарри. Не понимаю, чего вы хотите от слизеринцев?

— Да, иди, Гарри, твоя хозяйка зовёт! — зло рассмеялась Панси.

— Гермиона мне не хозяйка! — Гарри с раздражением смотрел на бывших слизеринцев.

— Да ну? Разве она не говорит тебе, что делать, с кем жить, кого любить?

— Что ты плетёшь, Паркинсон? — Рон достал волшебную палочку.

— Не надо, Рон, — Гарри перехватил руку друга. — Я совершенно свободен в своём выборе.

— Правда? — Панси зло прищурилась. — Скажи, Поттер, что за медальон у тебя на шее?

— Гарри, пойдём в зал, я хочу танцевать! — Джинни схватила Гарри за руку.

— Да, действительно, Гарри, нам надо идти, — согласилась с подругой Гермиона.

— Так ты не знаешь, что носишь на шее? — презрительно рассмеялся Забини.

— Разумеется, я знаю это! Этот медальон мне подарила Джинни на день рождения два года назад, вместе с кольцом.

— Вот этим? — Панси взяла Гарри за руку, внимательно рассматривая кольцо у него на среднем пальце.

— Да, этим! — Гарри с вызовом смотрел на девушку. — Возможно, оно не такое шикарное, как привыкла ты или твой дружок Малфой, но зато подарено с любовью!

— Вынуждена тебя огорчить, — Паркинсон усмехнулась, — этому кольцу более семисот лет, и стоит оно больше, чем все Уизли, вместе взятые, зарабатывают за десять лет.

— Ты лжёшь! — Гарри выдернул руку.

— Спроси у гоблинов, это кольцо их работы, как и медальон, хотя он и не такой древний.

— Ты говоришь так, как будто видела их раньше. — Гарри презрительно усмехнулся.

— Гарри, — попыталась вмешаться Гермиона, — какая разница, откуда оно взялось, главное, вы с Джинни будете вместе…

— Не вмешивайся, Гермиона, я не позволю этим змеям порочить Джинни. Панси, ты что, в чём-то обвиняешь мою невесту?

— Твою невесту? А при чём тут она? Эти вещи принадлежат куда более древнему роду, чем Уизли.

— Ты хочешь сказать…

— Поттер, — прервал его Забини, — так ты знаешь, что находится внутри медальона?

— Разумеется, знаю! Там локон моей любимой!

— Уверен? Ты сам положил его туда?

— Нет, разумеется! Моя Джинни…

— Ты когда-нибудь видел его? — снова перебил его Блейз.

— Я зачаровала медальон так, что его невозможно снять и невозможно открыть. Теперь, когда мы всё выяснили, можем мы, наконец, пойти потанцевать? Или ты и дальше намерен тут беседовать с ними? — Джинни была не на шутку рассержена.

— Конечно, дорогая, для тебя — всё, что угодно, — Поттер собрался уходить.

— Поттер, — окликнул его Блейз, — капли крови будет достаточно, чтобы открыть медальон.

Гарри остановился.

— Гарри, ты же не собираешься прямо сейчас…

— Ну что ты, дорогая, пойдём! — Гарри подхватил Джинни под руку и вошёл в Большой зал.

— Как ты думаешь, Панси, Поттер что-нибудь понял? — задумчиво спросил Блейз.

— Разумеется, нет, — усмехнулась Панси, — но он непременно всё выяснит.

Глава 2

Глава 2. Отравление

Но Гарри ничего не выяснил ни в этот день, ни на следующий. Он вообще забыл об этом странном разговоре с слизеринцами. Джинни тем вечером была мила и даже согласилась уйти пораньше, чтобы побыть немного вдвоём. А потом Гарри закружили выпускные экзамены, даже с любимой ему удавалось видеться только урывками. Наконец экзамены позади, впереди — интересная работа и, конечно, долгожданная свадьба. Гарри, ужасно уставший от всего и желающий побыть в одиночестве, аппарировал в свой дом на площади Гриммо.

Дом семейства Блэк было не узнать — Гарри тайком от будущей жены отремонтировал старинный особняк. Всю тяжёлую мебель из гостиной, кухни, хозяйской спальни и гостевых комнат сложили в подвале, оставив без изменения только кабинет и библиотеку, многострадальный портрет Вальпурги закрыли резными деревянными ставнями, остальные портреты собрали в библиотеке. Стены в комнатах были выкрашены в пастельные тона: бежевый, светло-голубой, салатный. Комнату с фамильным деревом семейства Блэк тоже оставили без изменений, лишь отреставрировали старинные двери. Но больше всего Гарри радовала гостиная: бежевые стены, изящный журнальный столик, мягкие диваны и кресла цвета шоколада с бежевыми же подушками приглашали отдохнуть после трудного дня.

Гарри предвкушал момент, когда сможет показать новый декор дома Джинни. Ярко вспыхнул камин, в зелёном пламени появилась лохматая голова Рона.

— Привет, дружище! Почему ты не предупредил, что уже дома?

— Привет, Рон! — обрадовался Гарри, — я только что вошёл. Зайдёшь?

— Не могу, я на работе. Мы с Гермионой зайдём к тебе после семи.

— Заходите, конечно! А где Джинни?

— Они с мамой собирались за покупками к свадьбе, — Рон скривился, — ты же знаешь этих женщин! Но, думаю, Джинни придёт, как только узнает, что ты уже дома.

— Скорей бы! Я ужасно соскучился.

— Ничего, скоро вы навсегда будете вместе. Осталось потерпеть совсем немного, не то, что нам с Герми — ещё два года минимум!

— Герми так и не оставила свою идею получения маггловского образования?

— Нет, конечно! Когда это она отказывалась от знаний?

Молодые люди рассмеялись.

— Всё, мне пора. До вечера! — Рон исчез.

Гарри, посидев немного, решил сварить себе чашечку кофе, но не успел он дойти до двери, как камин вспыхнул опять.

— Гарри!

— Джинни! — обрадовался Гарри. — Ты зайдёшь?

— Конечно! — через несколько мгновений девушка шагнула в комнату.

Гарри нежно поцеловал девушку, но Джинни быстро отстранилась.

— Джин, я так соскучился!

— Гарри, у меня мало времени. С этой свадьбой я совсем замоталась, а ты, вместо того, чтобы помочь…

— Милая, я только что пришёл. Хочешь, я сварю тебе чашечку кофе? — не дожидаясь ответа, Гарри, обняв девушку, прошёл на кухню. Усадив любимую за стол, он принялся варить кофе.

— Ах, Гарри, — щебетала, меж тем, Джинни, — ты себе не представляешь, как трудно организовать свадьбу на уровне, так ещё и ты отказываешься мне помогать!

— Джин, ты же знаешь, у меня были экзамены, однако теперь я в полном твоём распоряжении! — Гарри устало потёр шею и тихо охнул, оцарапав палец об замок цепочки. К его удивлению, цепочка расстегнулась, и он едва успел подхватить падающий медальон. — Посмотри, он расстегнулся! Ты же говорила, что это невозможно! Может, мне и внутрь удастся заглянуть? — пошутил он.

— Как ты можешь думать о каком-то медальоне, когда я говорю с тобой о свадьбе! — вдруг разозлилась Джинни. — Тебе совсем наплевать на меня!

— Джинни, как ты можешь такое говорить! Я ношу этот медальон только потому, что это твой подарок! Не расстраивайся, любимая, смотри, я уже повесил его назад. Ну, Джинни, что я могу сделать, чтобы заслужить прощение? — Гарри умоляюще смотрел на неё.

— Я, кажется, забыла сумочку в гостиной, — сменила тон Джинни, — принесёшь?

— Конечно, любимая! — Гарри, рассмеявшись, пошёл за сумочкой. Минут через пять он вернулся:

— Джинни, ты уверена, что у тебя была сумочка? Я всё обыскал…

— Прости, Гарри, я, наверно, ошиблась. Да вот же она! — обрадовалась девушка, подхватывая лежащую на полу сумочку. — Давай пить кофе?

Гарри, улыбаясь, сел напротив Джинни и взял свою чашку. Они пили кофе в тишине, Гарри наслаждался долгожданным обществом любимой девушки. Неожиданно он замер, глаза его закатились, и он упал, потеряв сознание.

Придя в себя, Гарри обнаружил, что по-прежнему лежит на полу, почему-то обхватив колени руками. Всё тело болело нещадно, в голове как будто стучал молот. В кухне разговаривали двое, судя по голосам — Джинни и Гермиона.

— Джинни, как ты могла! Ты же его отравила!

— Прекрати, Гермиона! Откуда я могла знать? Раньше ничего такого не случалось!

— И сегодня бы не случилось, если бы ты в три раза не превысила дозировку! Ну скажи, зачем?

— Из-за этого проклятого медальона! Сегодня ему удалось расстегнуть цепочку, и я ужасно испугалась! Мне удалось его отвлечь, но я не знала, что делать! Я отправила его за сумочкой в гостиную и подлила зелье в кофе.

— Вот чёрт! — выругалась Гермиона. — И ты вылила весь пузырёк? У Гарри тяжёлое отравление, но в Мунго ему нельзя, там сразу определят приворотное зелье. Самое ужасное, что следующую порцию зелья ему можно будет дать не раньше, чем через три недели, то есть, только перед самой свадьбой. Остаётся решить, кто будет за ним ухаживать эти три недели.

— Я не могу! У меня ещё столько дел! Может, ты?

— Что здесь происходит? Что с Гарри? - раздался обеспокоенный голос Молли Уизли.

— Мама, слава Мерлину! Нам нужна твоя помощь! - обрадовалась Джинни

— Что это с Гарри?

— Ничего страшного, - отмахнулась Гермиона, - Джинни дала ему слишком большую дозу приворотного зелья, и он потерял сознание.

— И в чём проблема? От приворотного не умирают, максимум — проваляется пару дней в постели, только и всего.

— Миссис Уизли, главная проблема в том, что ему в последующие три недели нельзя давать это зелье, то есть лучше, чтобы до свадьбы он и Джинни не виделись. Гарри не дурак, может сообразить, что с ним что-то не так.

— Никаких проблем, вы с Роном присмотрите за ним. А про Джинни скажешь, что он её обидел, они поругались, поэтому после выздоровления ему придётся попросить прощения и уговорить Джинни не отменять свадьбу. А я отошлю мою девочку во Францию к родственникам Флер под предлогом покупки свадебного платья. Две недели протянем, а там уже можно будет воспользоваться зельем.

— Но, миссис Уизли, две недели после такого отравления слишком мало!

— Глупости! - Молли была непреклонна. - Ничего с Гарри не случится! Ты же не думаешь, что я хочу отравить собственного зятя?

— Мама, ты гений! - захлопала в ладоши Джинни.

— Нет, просто у меня большой жизненный опыт. Но, Джинни, учти, после свадьбы тебе придётся как можно скорее забеременеть — держать Гарри на приворотном зелье становится опасным.

— Я не хочу так рано заводить ребёнка!

— Но тебе придётся, если ты действительно хочешь быть с ним, — жёстко сказала Молли, — Гарри никогда не оставит своего ребёнка.

— Ты прекрасно знаешь, что я его люблю, и мечтаю сделать счастливым. Я всё для этого сделаю!

— Хватит болтать! Мы знаем, деточка, ты будешь Гарри прекрасной женой, — смягчилась Молли, — но сейчас ты должна идти домой, мы сами разберёмся. — Судя по звукам, Джинни вышла из комнаты.

— Гермиона, отлевитируй Гарри в спальню, я пришлю к тебе Рона. Лучше, чтобы он ничего не знал о передозировке, скажем ему, что это от переутомления. Когда Гарри придёт в себя, расскажешь ему о ссоре с Джинни, причину придумаешь сама. Смотри не переиграй, всё должно быть достоверно. Как только ему станет лучше, вы с Роном вернётесь к себе, Гарри полезно будет побыть одному и подумать над своим поведением.

Глава 3

Глава 3. Зелье Забвения

Гарри лежал в кровати, куда его переместила Гермиона, и пытался осмыслить сегодняшние события. Всё произошедшее просто не укладывалось у него в голове. Мерлин, неужели всё в его жизни было ложью? Джинни, его Джинни поила его приворотным зельем. Зачем, ведь он и так любил её! Или нет? Он чувствовал, что всё прояснится, как только закончится действие зелья. И почему медальон так испугал Джинни, если она сама его ему подарила? «Капли крови будет достаточно, чтобы открыть медальон», — вспомнил он слова Забини. Гарри попытался поднять руку, но был ещё слишком слаб. Мышцы по-прежнему болели, от каждого движения боль вспыхивала с новой силой. Тихо скрипнула дверь, и Гарри порадовался, что не настолько пришёл в себя, чтобы заняться тайной медальона.

— Герми, ты уверена, что с Гарри всё в порядке? Он выглядит совсем больным.

— Разумеется, Рон, я уверена. Неужели ты думаешь, что я не обратилась бы в Мунго, если бы думала, что Гарри угрожает опасность?

— Прости, дорогая, но что всё-таки случилось?

— Ты же знаешь Гарри! Видимо, он опять обедал в одной из этих ужасных маггловских забегаловок — вот и отравился. Через пару дней он придёт в себя.

— Надеюсь, ты права. Не пойму только, почему мы, а не Джинни, ухаживаем за Гарри. Разве она, как его невеста…

— Рон, я уже говорила тебе, они с Гарри поссорились. Гарри вёл себя совершенно неподобающе! Ему придётся очень постараться, чтобы заслужить её прощение!

— А в чём причина ссоры?

«Вот и мне интересно», — подумал Гарри.

— Причина очень личная, не думаю, что я вправе…

— Что? Гарри оскорбил мою сестру?

— Прекрати кричать, Рон. Они сами разберутся. Уверена, Гарри принесёт Джинни извинения, и свадьба состоится в назначенное время.

«Это большой вопрос. Хотя интересно, что же придумает Джинни. Мне ещё повезло, что Джинни переборщила с зельем, а то я так бы ничего и не узнал. Впрочем, я и сейчас почти ничего не знаю — только то, что Джинни поила меня приворотным. Интересно, а Рон в курсе? Герми точно в деле, как и миссис Уизли».

— Но, Гермиона, я всё-таки хотел бы…

— Нет, Рон, это только между Джинни и Гарри. И не кричи так, Гарри лучше сейчас поспать.

— Тогда давай вернёмся на кухню. Я, между прочим, только что с работы, и хочу есть!

— Ты неисправим, — рассмеялась Гермиона, — хорошо, пойдём, посмотрим, что там передала твоя мама.

Через мгновение Гарри услышал звук закрываемой двери и смог, наконец-то, расслабиться.

«Итак, что мне известно? Джинни, с согласия своей матери и Гермионы, поила меня приворотным зельем, причём в таких количествах, что, в конце концов, отравила. Ну, это-то как раз можно объяснить, Джинни всегда мечтала выйти за меня замуж. Я бы и так на ней женился, она хорошая партия. И причём здесь этот медальон, будь он неладен? Джинни, которая сама мне его подарила, почему-то совершенно не выносит никакого упоминания о нём. И напрочь отказывается открыть медальон. Чушь какая-то! Что там Панси сказала о кольце? Оно дорогое и старинное? Нет, не может быть, я точно знаю, кольцо мне подарила Джинни, вот, даже гравировка на внутренней стороне кольца «С любовью, Д». Ничего не понимаю! Дурацкая слабость, ну как я могу разобраться со всем этим, если даже руки поднять не могу! Гермиона права — нужно поспать, так я быстрее приду в себя».

Гарри провалился в сон. Сны ему снились какие-то яркие, светлые и радостные, правда, наутро он не мог вспомнить, чему радовался, но это его не беспокоило. Боль почти прошла, была только ужасная слабость, так что двигался Гарри пока что с трудом. Поход в ванную отнял у него почти все силы, так что, добравшись до кровати, он с наслаждением повалился на неё.

— Гарри? — в дверь заглянул Рон. — Наконец-то ты пришёл в себя!

— Привет, Рон. Ты что здесь делаешь? И что со мной?

— Нет, ну ты даёшь, дружище! — Рон присел на кровать к другу. — Это ты мне скажи, что с тобой! Знаешь, как ты нас напугал? Опять ел маггловскую еду?

Гарри потупил глаза. Рону не понадобилось другого подтверждения.

— Рон, кончай ругаться, лучше принеси мне что-нибудь поесть!

— Не уверен, что тебе можно, пойду, спрошу у Гермионы. Но обещай, что всё мне расскажешь! — Рон вышел из комнаты. Не было его где-то полчаса, зато вернулся он в сопровождении Гермионы, которая принесла поднос с едой. Голодному Гарри показалось, что таких прекрасных запахов он никогда не чувствовал.

— Привет, Гермиона, что ты мне принесла?

— Доброе утро, Гарри! Как ты нас напугал! — Гермиона поставила поднос на тумбочку. — Поругался с Джинни, а потом отравился какой-то дрянью! Ты ведёшь себя, как ребёнок, а у тебя свадьба скоро!

— Герми, не части! Во-первых, я не специально, а, во-вторых, почти ничего не помню. Помню только, как вернулся домой, потом пришла Джинни, мы пили кофе, а что дальше — не помню. — Гарри потёр виски, у него начала болеть голова. — Не мог бы я сначала что-нибудь съесть?

— Конечно, прости меня. — Гермиона помогла Гарри сесть, подложив под спину подушки. — Я принесла бульон и свежий хлеб.

— А сэндвич можно? Хотя бы один, маленький?

— Нельзя! Ешь бульон, если всё будет нормально, на обед будет тебе мясо.

— Гермиона, — Рон со священным ужасом смотрел на девушку, — ты научилась готовить?

Гарри рассмеялся, увидев обиду на лице подруги.

— Герми, не обижайся, — Гарри улыбнулся, — определённо, кулинария — не твой конёк.

— Очень смешно, — Гермиона возмущённо фыркнула, — Молли обещала прислать нам обед, только я вам об этом не говорила. Она всё ещё очень сердита на тебя, Гарри, за то, что ты обидел Джинни, но, зная о моих кулинарных талантах…

Молодые люди дружно рассмеялись.

— Ладно, Гарри, ты ешь. Рон, пойдём…

— Нет-нет, не уходите! Мы давно не виделись, расскажите, как у вас дела?

Рон и Гермиона опустились в кресла около кровати и принялись весело болтать.

К вечеру Гарри оправился настолько, что спустился вниз на ужин. Поскольку ему стало лучше, Рон и Гермиона отправились ночевать к себе, взяв с Гарри обещание обязательно сообщить, если ему станет хуже. Утомлённый, Гарри решил пораньше лечь спать, чтобы с утра с новыми силами заняться разгадыванием загадки медальона.

С утра Гарри было не до загадок: он опять почувствовал себя плохо, голова кружилась, живот скручивало болью. Не желая обращаться в Св. Мунго, Гарри через камин связался с МакГоннагал и попросил разрешения обратиться к мадам Помфри. Минерва, недолго думая, открыла камин для Гарри, и даже проводила его в больничное крыло. Передав его на попечение Поппи, она вернулась к себе, не забыв, на всякий случай, дать Гарри пароль от своего кабинета.

Уложив Гарри на кровать, Поппи долго водила над ним палочкой, с каждым разом всё больше хмурясь. Ничего не сказав Гарри, она ушла к себе в кабинет. Её не было так долго, что Гарри успел задремать.

— Гарри, проснитесь!

Гарри с трудом открыл глаза:

— Мадам Помфри, что со мной?

— У Вас тяжёлое отравление, но для уточнения диагноза мне нужно взять у Вас кровь. Потом Вы примете зелья и немного поспите, пока я сделаю анализ. — Поппи палочкой разрезала ладонь Гарри, собрав немного крови в фиал и ловко заживив ранку.

Гарри послушно выпил зелья и почти сразу провалился в сон. Проснулся он часа через два, очень хотелось пить, но голова была ясная. Стоило Гарри сесть на кровати, как в палату вошла мадам Помфри.

— Как Вы себя чувствуете?

— Спасибо, гораздо лучше. Вам удалось выяснить, что со мной?

— Да, и у меня возникло несколько вопросов. Постарайтесь ответить на них максимально честно, от этого зависит Ваше здоровье. Нам необходимо выяснить, где Вы могли отравиться, а, если точнее, кто мог Вас отравить.

— Всё настолько серьёзно?

— Более чем. Хорошо, что Вы обратились ко мне, не сделай Вы этого сегодня, завтра могло быть поздно.

— Разве можно насмерть отравиться приворотным зельем?

— Так Вы знаете?

Гарри кивнул.

— И даже знаете, кто?

— Знаю, но, уверяю Вас, меня никто не хотел убить.

— Я бы поверила, если бы не второе зелье, — покачала головой Поппи.

— Какое ещё второе зелье? — удивился Гарри.

— Вы отравились не приворотным зельем. — Мадам Помфри серьёзно смотрела на него. — Как Вам известно, передозировка приворотного зелья вещь довольно неприятная, но не смертельная. А вторым было зелье Забвения.

— Никогда даже не слышал о таком, — пожал он плечами.

— О нём вообще мало кто слышал. Оно очень редкое и очень сложное по составу. Далеко не каждый зельевар может сварить его. Оно помогает забыть.

— Как заклятие забвения?

— Не совсем. Обливэйт стирает все воспоминания, а зелье Забвения позволяет забыть конкретного человека. Обычно его используют маги, которые не могут справиться с потерей близкого человека. Зелье стирает сам образ человека, чей волос добавлен в зелье. Человек не помнит ничего: ни мыслей, ни чувств, ни внешности. Нет, он помнит, что знал когда-то такого человека, но ничего не испытывает, совсем. Ни радости, ни печали. И, чем сильнее были испытываемые чувства, тем сильнее действие зелья.

— Странно, я никого не забыл.

— Это потому, что зелье не подействовало на этот раз, его можно использовать лишь однажды.

— Что значит — на этот раз?

— Вы пили зелье Забвения раньше. Не знаю, кого Вы хотели забыть, но теперь приём этого зелья вызовет лишь острое отравление. Если бы Вас не напоили приворотным зельем, Вы были бы уже здоровы. А так… если бы Вы не пришли ко мне сегодня, завтра были бы мертвы. Так Вы знаете, кто это сделал?

— Знаю, но не хотел бы об этом говорить, не имея доказательств. И прошу Вас тоже никому не говорить об этом, — Поттер умоляюще смортел на колдомедика.

— Я знаю, что Вы всегда поступаете по-своему, Гарри, но прошу, будьте предельно осторожны, хотя бы используйте выявляющие зелья чары. Я дам Вам несколько зелий, Вы должны принимать их всю эту неделю по утрам, даже если будете хорошо себя чувствовать.

— Спасибо, мадам Помфри, Вы опять спасли мне жизнь. Смогу ли я когда-нибудь отблагодарить Вас?

— Будьте осторожны, и постарайтесь больше не попадать в мои руки, — улыбнулась Поппи.

— Я могу идти?

— Можете, только возьмите эту коробку с зельями, и не забудьте, каждое утро — один фиал.

Гарри обнял колдомедика и, попрощавшись, отправился домой. Он решил прогуляться до Хогсмита, а уже оттуда аппарировать домой. Ему нужно было о многом подумать.

Глава 4

Глава 4. Обед с друзьями

Гарри в глубокой задумчивости сидел в кресле около камина в своей гостиной. С момента визита к мадам Помфри прошло три дня, он совсем поправился и наконец мог мыслить ясно. От его былых чувств к Джинни не осталось и следа, стало быть, действие приворотного зелья было полностью нейтрализовано.

Сегодня Гарри посетил Гринготтс, слова Паркинсон о древности кольца не давали ему покоя. Панси оказалась права — кольцо действительно оказалось очень древним, гоблинской работы. Специалист по магическим артефактам, рекомендованный гоблинами, аж подпрыгнул, увидев его, оказалось, кольцо обладает очень редкими свойствами: оно даёт возможность его обладателю чувствовать ложь окружающих, ощутимо нагреваясь. Гарри отрешённо подумал о том, что кольцо частенько нагревалось в присутствии Джинни, а он, дурак, считал, что это признак их любви. Ещё кольцо защищает владельца от любых заклятий изменения памяти, возможно, именно поэтому было использовано зелье, а не заклинание. Кольцо нельзя было ни украсть, ни потерять, ни продать — только подарить.

С медальоном всё оказалось ещё сложнее. Как ни старался Гарри, ему не удалось открыть медальон. Капля крови замечательно открывала замок цепочки, но не сам медальон. Тот же специалист по артефактам объяснил, что медальон является парным. Лет триста-четыреста назад такие медальоны были очень популярны среди влюблённых пар. Парные медальоны являлись одним целым, и разделить их могли только истинно любящие. Такие медальоны опять соединяли после смерти волшебников и передавались по наследству. Обычно такие медальоны действительно можно было открыть с помощью капли крови владельца, но Гарри и здесь не повезло: он не мог открыть свой медальон без пары. Таких медальонов, судя по информации того же специалиста по артефактам, известно всего три или четыре, все они принадлежат древним чистокровным семьям, кому именно, Гарри узнать не удалось.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 5 | Нарушение авторских прав

  • БЕЗОПАСНОСТЬ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ
  • Софии — девушке из обеспеченной семьи — давно пора замуж, так полагают её уважаемые родители, сама же она мечтает о карьере юриста, что в рамках традиций её родной страны вещь почти невероятная. В 6 страница
  • Le transport ferroviaire
  • Уровни ХС ЛПНП (моль/л), при которых следует начинать терапию и целевые уровни ХС ЛПНП у больных в зависимости от категории риска
  • Оригинальное название: Jennifer L. Armentrout «Opal» 9 страница
  • Готовимся выйти на четыре стороны света
  • Битва за жизнь
  • Сила молитвы
  • Воспитание
  • Кормак МакКарти 3 страница
  • Вопрос № 61. Характеристика курса психологии как учебной дисциплины. Основные дидактические принципы изучению психологии.
  • Распределение прочих операционных расходов по объектам учета затрат
  • Жена и друг великого поэта - Некрасова Зинаида Николаевна (Фекла Анисимовна Викторова.)
  • Дополнительные положения. 1. Конкурс проходит по трем категориям: «Мастер», «Юниор» и «Дебют».
  • [Note to readers: This is a raw, unchecked and unprocessed OCR product. As such it requires a thorough and meticulous proof-read, which should incorporate the excision of all vestigial page-titles 13 страница
  • ЗЛОВЕЩИЙ РАЗГОВОР
  • Предварительные инструкции
  • ТЕСТ НА ВИЗНАЧЕННЯ БАЗОВИХ СТИЛІВ МИСЛЕННЯ
  • — Ну что, готова? — спрашивает Роджер, подсаживая меня в седло. 17 страница
  • Глава пятидесятая