Предисловие к русскому изданию 10 страница

Вырежьте фотографии со страниц 237–263. Для того чтобы они не просвечивали, фотографии можно наклеить на куски картона. В этом случае не забудьте проставить номера, указанные на оборотных сторонах фотографий, на приклеенный картон. Номера нужны, чтобы сравнивать ваши ответы с правильными ответами, приведенными в конце этой главы.

Когда вы вырежете все фотографии, перемешайте их и положите перед собой стопкой, лицевой стороной кверху. Вырежьте страницу 266; она нужна для записи ваших оценок. Далее выполняйте следующие действия:

1. Возьмите верхнюю фотографию так, чтобы не видеть ее (вы можете положить стопку карточек чуть в стороне от себя, чтобы не видеть лиц на фотографиях, но иметь возможность, не поворачивая головы, брать каждый раз по одной фотографии).

2. Закройте глаза и держите фотографию на некотором расстоянии.

3. Откройте глаза и быстро их закройте. Один раз!

4. Оцените эмоцию на увиденной фотографии.

5. Откройте глаза, запишите номер фотографии в первую графу таблицы ответов, а вашу экспресс — оценку эмоции — во вторую графу.

6. Посмотрите на фотографию в течение нескольких секунд и, если ваше мнение изменится, запишите вашу новую оценку в третью графу.

7. Не подглядывайте в ответы. Положите фотографию лицом вверх рядом с собой по другую сторону от первой стопки. Возьмите новую фотографию и повторите задания пунктов 1–6.

8. После оценки всех изображений сверьте свои ответы с ответами, приведенными в конце этой главы.

9. Если ваша экспресс-оценка была правильной, поздравьте себя и переходите к следующему снимку.

10. Если ваша экспресс-оценка оказалась неверной, но вторая оценка была правильной, возьмите фотографию и несколько раз быстро взгляните на нее, периодически закрывая глаза. Попытайтесь понять, что вы в ней не заметили. Отложите ее в сторону и, после того как вы просмотрите всю стопку фотографий, выясните, относились ли ваши ошибки при экспресс — оценках к какой-то одной эмоции или сразу к несколько Если вы ошибались при оценке только одной-двух эмоций, вернитесь назад и заново прочитайте соответствующие главы. Если ваши ошибки равномерно распределились между несколькими эмоциями, переходите к пункту 12.

11. Если ваша экспресс-оценка была неверной, а вторая оценка оказалась правильной, отложите фотографию в сторону и переходите к следующей. Каждый раз, когда вы обнаруживаете ошибку, складывайте такие фотографии в отдельную стопку. Проверив все фотографии, определите по этой стопке, было ли большинство ваших ошибок допущено при оценке одной-двух эмоций. Если да, то проанализируйте фотографии и вернитесь к изучению нужных глав. Сравните каждую неправильно идентифицированную вами фотографию с соответствующим ей рисунком в книге. Если ваши ошибки были рассредоточены достаточно равномерно по всем эмоциям, то просто сопоставьте неправильно идентифицированную фото — графию с соответствующим ей рисунком и постарайтесь определить, почему вы сделали ошибку.



12. После того как вы проверите правильность всех своих оценок, перемешайте фотографии и выполните упражнение еще раз.

Не думайте, что вам удастся с первого раза правильно определить эмоции на большинстве фотографий. Вероятно, более половины ваших оценок будут ошибочными. Не падайте духом. Результат достигается практикой! Возможно, вам потребуется провести оценку фотографий от трех до десяти раз, изучая каждый раз материал соответствующих глав. Не выполняйте упражнение более двух-трех раз за один прием. Желательно делать перерывы, достаточные для того, чтобы вы могли забыть какие-то фотографии.

Если вы читаете книгу, не имея твердого намерения выполнять это упражнение, то переходите к следующей главе. В главе 10 вы узнаете об обманчивых выражениях лица, но быстро обнаружите, что не можете использовать содержащуюся в ней информацию, не научившись правильно выполнять упражнение из этой главы. Решайте сами. Возможно, вам будет достаточно прочитать эту информацию, не пытаясь выработать практические навыки.

Ответы

1. Удивление, как показано на рис. 11.

2. Удивление, как на рис. 11. Отметьте, что горизонтальные морщины на таком лице оказываются довольно тонкими в сравнении с показанными на фотографиях № 1 или № 3. Отметьте также, что рот приоткрыт лишь слегка, как на рис. 9А.

3. Удивление, как на рис. 9А.

4. Удивление, как на рис. 11. Если вы назовете это страхом или комбинацией страха и удивления, то это не будет грубой ошибкой. Рот на этом снимке действительно близок к тому, чтобы выразить какой-то страх. Сравните его со ртом на рис. 16. На какой рот он похож: показанный на снимке справа или слева? На самом деле он представляет собой нечто среднее. Глаза и веки на этом лице — отличный пример выражения удивления. Брови — лоб также явственно выражают удивление. Сравните фотографии № 4 и № 11 и отметьте различия на лице между выражением страха у этого человека и выражением его удивления. Также сравните фотографию № 4 с рис. 20Е (комбинация страха и удивления) для подтверждения того, что фотография № 4 показывает именно удивление, а не комбинация удивления и страха.

5. Удивление, как на рис. 11. Рот лишь слегка приоткрыт, как на рис. 9А. Склера не видна ни выше, ни ниже радужной оболочки, но типичное выражение удивления показывают брови — лоб и нижняя часть лица.

6. Удивление, как на рис. 11. Склера не видна ни выше, ни ниже радужной оболочки, так как глаза находятся глубоко. Типичное выражение удивления показывают брови — лоб и нижняя часть лица.

7. Удивление, как на рис. 9. Если бы вы назвали это выражение страхом, то, вероятно, потому, что брови этого человека выгнуты меньше. Они более вытянуты, чем при обычном выражении удивления. Отметьте, что здесь показаны именно удивленные брови — лоб: брови не сведены, между ними отсутствуют вертикальные морщинки, а горизонтальные морщины идут через весь лоб.

8. Вопросительное удивление, как на рис. 10А. Удивление выражают брови — лоб и глаза — веки, при этом нижняя часть лица остается нейтральной. Сравните с фотографией № 3.

9. Страх, как на рис. 22А. Сравните эту фотографию с фотографией № 2. На фотографии № 9 брови сведены и приподняты, но степень их сведения незначительна. Рот на фотографии № 9 подобен показанному на рис. 18Б.

10. Страх, как на рис. 22. Страх здесь отражается в нижней части лица очень слабо, он наиболее похож на страх, который выражает лицо на рис. 18А. Сравните его с рис. 9А и отметьте здесь слабый намек на растягивание рта, что указывает на легкое проявление страха, а не удивления.

11. Страх, как на рис. 22Б. Сравните с фотографией № 4.

12. Страх, как на рис. 18Б.

13. Страх. Это выражение достигается использованием элементов с рис. 18А (нижняя часть лица) и рис. 22А (брови — лоб). Брови сведены, но не приподняты, как это должно быть при страхе.

14. Легкий страх, как на рис. 18А. Нижняя часть лица показывает начальные признаки растягивания губ. Область бровей — лба показывает начальные признаки поднятия бровей, но без намека на их сведение. Самым сильным проявлением страха является напряжение в области глаз — век.

15. Отвращение — презрение — оба ответа будут правильными. На этой фотографии видны морщинки у носа и суженные глаза, как на рис. 24Б, и губы, как на рис. 25В.

16. Отвращение, как на рис. 23Б.

17. Отвращение, как на рис. 24А. Если вы назовете это комбинацией отвращения и гнева, то это также будет правильный ответ, потому что брови — лоб выглядят несколько неоднозначно. Морщина между бровями и степень опущения бровей могут указывать на присутствие гнева. Отвращение четко выражено нижней частью лица и нижними веками.

18. Отвращение, как на рис. 24А.

19. Отвращение — презрение, как на рис. 25В. Оба ответа будут правильными.

20. Презрение, как на рис. 25А. Сравните с фотографиями № 32 и № 49.

21. Отвращение, как на рис. 24Б. Если вы назвали это гневом, то, вероятно, из-за полученного статичного сигнала. У этого человека брови располагаются довольно низко. Проверьте его нейтральное выражение, показанное на фотографии № 52.

22. Презрение, как на рис. 25А. Если вы назвали это гневом или комбинацией гнева и презрения, проверьте ответ по фотографии № 21.

23. Легкий гнев, как на рис. 36Б. Признаки гнева едва различимы, их можно заметить при сравнении этого выражения гнева с нейтральным выражением лица этого человека, как сделано на рис. 53. В гневе брови слегка опущены и слегка сведены. Губы чуть-чуть напряжены. Наиболее очевидным сигналом является пристальный взгляд и напряженные нижние веки.

24. Гнев, как на рис. 42Б. Разгневанный рот может принимать одну из многих разновидностей «прямоугольного» рта. Сравните этот рот с показанными на фотографиях № 25, № 27 и № 34.

25. Гнев, как на рис. 42Б. Смотрите комментарий к фотографии № 24.

26. Гнев, как на рис. 42А.

27. Гнев. В этом лице сочетаются проявления гнева, как на рис. 36Б (брови — лоб) и на рис. 42Б (глаза и нижняя часть лица). Брови опущены, но сведены довольно слабо; видны стиснутые зубы, как это бывает в случаях проявления гнева с открытым ртом. Смотрите комментарий к фотографии № 24.

28. Гнев. Это особое сочетание элементов проявления гнева не было показано на основных фотографиях. Брови — лоб, верхние веки и пристальный взгляд глаз подобны тем, которые мы видели на рис. 37. Нижние веки не напряжены и приподнят Рот напоминает рты на рис. 34А и рис. 34Б, но менее напряжен. Он больше похож на рот, показанный на рис. 57А.

29. Гнев, как на рис. 36Б. Если вы здесь ошиблись и назвали это страхом, то, значит, не сумели отличить сверлящий гневный взгляд от испуганного; сравните с фотографией № 9. На фот графии № 29 брови опущены (но не сведены); нижние веки напряжены, а верхняя губа слегка прижата к нижней.

30. Радость, как на рис. 50Б.

31. Радость, как на рис. 50Б.

32. Легкая радость, как на рис. 45А. Если вы назвали это презрением, то сравните фотографию № 32 с фотографиями № 20 и № 49.

33. Радость, как на рис. 50А.

34. Радость, как на рис. 50Б. Если вы назвали это удивлением или комбинацией радости и удивления, то, возможно, из-за формы губ на этой фотографии. Убедиться в том, что такая форма губ не подразумевает удивления в нижней части лица, можно, сравнив эту фотографию с фотографией № 46.

35. Радость, как на рис. 43Б и рис. 44Б.

36. Радость, как на рис. 50Б.

37. Печаль, как на рис. 54А. Обратите внимание на то, что пристальный взгляд направлен вниз, уголки рта опущены, а внутренние утолки бровей слегка приподняты и сведены.

38. Печаль, как на рис. 54. Хороший пример того, как сводятся брови и приподнимаются их внутренние уголки.

39. Легкая печаль, как на рис. 51А и рис. 52А. Не переживайте, если вы дали неверный ответ, и поздравьте себя, если ваш ответ был правильным. Симптомы здесь выражены очень слабо.

Наблюдается лишь легкий намек на печальные брови, прядающие треугольную форму верхним векам. Пристальный взгляд также направлен вниз. По нижней губе могут угадываться следы печали, но это впечатление не бесспорно.

40. Печаль, как на рис. 52. Обратите внимание на сведенные и слегка приподнятые уголки бровей, придавшие треугольную форму верхним векам. Пристальный взгляд также направлен вниз. Хотя уголки рта кажутся опущенными, анализ нейтрального выражения лица этого человека (фотография № 54) говорит о том, что это впечатление создается из-за особой формы его губ.

41. Печаль, но проявляющаяся более тонко, чем на любом другом изображении. Откуда вы знаете, что этот человек выглядит печальным? Что указывает на это? Закройте на фотографии глаза и лоб своей рукой. Выглядит ли область рта печальной? Нет. Закройте нижнюю часть лица на фотографии своей рукой, и вы увидите, что печаль выражают глаза — веки и брови — лоб. Щеки здесь слегка приподняты, что вызывает слабый подъем нижних век. Внутренние уголки бровей немного приподняты и подтянуты кверху, но это не заметно по внешнему виду бровей на фотографии этого человека; это заметно по форме участков кожи под его бровями. Отметьте, что эти участки имеют треугольную форму, как на рис. 51А.

42. Печаль, как на рис. 45Б. Рот дает легкий намек на присутствие печали.

43. Печаль, как на рис. 54. Даже несмотря на то что губы слегка раздвинуты, печаль выражается в опущенных уголках рта.

44. Печаль, как на рис. 52. Эта фотография показывает, что у некоторых людей сокращение мышц, ответственных за сведение и поднятие бровей, не изменяет положение бровей; но вы можете видеть усилие этих мышц, собирающихся в узел под кожей на лбу. Отметьте также треугольную форму участков кожи под бровями. Обратите внимание на схему расположения морщин на лбу, которая появляется у некоторых людей, когда их брови выражают печаль. По форме эти морщины напоминают греческую букву омега, и поэтому их называют омегообразными.

45. Комбинация радости и удивления, как на рис. 46А.

46. Комбинация радости и удивления, как на рис. 46А.

47. Комбинация страха и удивления, как на рис. 20Д. Сравните лицо на этой фотографии с испуганным лицом этого же человека на фотографии № 14. Элемент удивления смешанному выражению эмоций на фотографии № 47 придают брови — лоб. На фотографии № 47 имеется такой же испуганный рот, как на рис. 15А, а на фотографии № 14 испуганный рот подобен рту, показанному на рис. 15Б.

48. Комбинация страха и удивления, как на рис. 20Е. Выражение страха придает нижняя часть лица (рис. 15А), а элемент удивления — брови — лоб и глаза — веки. Широко открытые глаза, как при удивлении, могут выражать и страх.

49. Комбинация радости и презрения, как на рис. 47В. Сравните лицо на этой эту фотографии с лицом того же человека на фотографии № 32, выражающим легкую радость, и лицом на фотографии № 20, выражающим презрение. Положение рта одинаково и при выражении презрения, и при выражении комбинации радости и презрения. Проявление радости в ком смешанном выражении обеспечивается за счет поднятия щек и вызываемого им сужения глаз.

50. Комбинация гнева и отвращения, как на рис. 39А. Сравните это лицо с лицом на фотографии № 23, где человек выражает страх без отвращения (сравните нижние части лица на этих изображениях).

51. Комбинация печали и страха. Этот тип смешанного выражения эмоций не показывался прежде. Печаль здесь выражая брови — лоб и глаза — веки (рис. 60), а страх — нижняя часть лица (рис. 15А). Слегка приподнятые веки могут говорить о легком презрении. На рис. 55 было показано другое выражение комбинации страха и печали, где страх отражался в нижней части лица с помощью более растянутого испуганного рта (рис. 15Б).

52. Нейтральное.

53. Нейтральное.

54. Нейтральное.

ГЛАВА 10 Обманчивые выражения лица

Люди считают, что выражения эмоций на лице заслуживают большего доверия, чем слова. Каждый из нас может припомнить случай, когда ему удалось (или показалось, что удалось) распознать лживость слов собеседника, просто взглянув на его лицо. Однако практически каждый из нас бывал обманут выражениями эмоций на чужом лице. Вас могла ввести в заблуждение «ложь представления», когда лицо человека показывало какое-то чувство, которого, как вы позднее узнавали, он в действительности не испытывал. Или это могла быть «ложь утаивания», когда человек не показывал на лице никаких следов того, что он чувствовал в действительности. Причем убедительно «лгать лицом» могут не только актеры или политики. Время от времени это пытаются делать практически все.

Люди учатся контролировать и маскировать выражения лица. Детям объясняют не только то, о чем они не должны говорить, но и то, каких выражений на своем лице они не должны допускать: «Не смотри на меня так сердито», «Убери это выражение с лица!» Речь может идти не только о запрете, но и о придании лицу притворных выражений, обычно с помощью улыбки: «Улыбнись тому симпатичному мужчине; он хочет тебе помочь». Задолго до вступления во взрослую жизнь большинство людей уже знают, как следует управлять выражениями лица, чтобы соответствовать требованиям общества; как контролировать сообщения, которые они направляют своим лицом, так же как и своими словами.

Контролировать выражения эмоций на лице непросто. Большинство людей управляют выражениями лица, но делают это далеко не идеально. Люди привычнее лгут словами, чем лицом (а лицом привычнее, чем движениями тела). Вероятно, это происходит из-за того, что люди несут большую ответственность за свои слова, чем за выражения лица. Чаще комментируется то, что вы говорите, а не то, что вы выражаете на своем лице.

Вам проще наблюдать за своими словами, когда вы говорите, чем наблюдать за выражениями своего лица. Выражения лица могут быть очень кратковременными, то есть появляться и исчезать за доли секунды. В случае использования слов вы легко можете поставить себя на место человека, получающего ваше сообщение и услышать все то, что слышит он. С выражениями лица все оказывается гораздо сложнее. Вы можете слышать свою речь, управлять каждым своим словом, но вы не можете видеть выражение своего лица, так как вам этого попросту не дано. Вместо этого приходится полагаться на менее точный источник информации о том, что происходит у вас на лице, — на обратную связь, обеспечиваемую вашими лицевыми мышцами.

Проще фальсифицировать слова, чем выражения лица. Нас всех учили говорить, мы все обладаем достаточно большим запасом слов и знанием правил грамматики. Существуют не только орфографические, но и энциклопедические словари. Вы можете заранее написать текст своего выступления. Вы можете предварительно прочитать его вслух. Ваш друг, присутствующий на этой репетиции, может сделать полезные критические замечания по поводу используемых вами слов и фраз. Но попытайтесь сделать то же самое со своими выражениями лица. В распоряжении вашего критика окажется немного терминов, позволяющих объяснить, что вы неправильно показываете на лице; его мнения будут основываться только на подозрениях и интуитивных догадках. А такая нечеткая критика вряд ли поможет внести в выражения вашего лица действительно необходимые изменения. В вашем распоряжении нет никакого «словаря выражений лица». Вас никогда не учили, как разговаривать с помощью своего лица, подобно тому, как вас учили разговаривать с помощью слов. Вас учили не тому, какие мышцы следует использовать для отображения той или иной эмоции, а лишь тому, что вы должны контролировать внешний вид вашего лица.

Намного проще подавлять то, что вы говорите, чем то, что вы показываете на своем лице. Одна из причин этого уже назвалась: мимолетность выражений лица. Но имеется и более серьезная причина. Выражения лица, возникающие в период переживания эмоции, непроизвольны (хотя на них можно влиять), а ваши слова — нет. Предположим, вы идете по улице и к вам, громко лая, подбегает большая собака свирепого вида. От страха ваше сердце начинает биться быстрее, дыхание учащается, в вашем теле про исходят и другие физиологические изменения, а мышцы вашего лица сокращаются, в результате чего ваше лицо приобретает одно из типичных выражений, показанных в главе 4. Эти изменения вашего лица и тела возникают автоматически, во многом без того, что мы обычно называем размышлениями или рассуждениями. Но нет никакого подобного автоматически вырабатываемого, непроизвольного набора слов, которые вы могли бы произнести в такой ситуации, хотя вы вполне могли бы открыть от изумления рот или закричать. Слова не произносятся под влиянием тех же внутренних механизмов, которые вызывают учащение сердцебиения, повышение частоты дыхания и сокращения лицевых мышц. Когда мы говорим, что эти реакции являются непроизвольными, мы не имеем в виду то, что их нельзя контролировать. Вы можете увеличить частоту своего дыхания в любой момент, когда этого захотите, точно так же, как вы можете по своему желанию «сделать» любое лицо. Однако способность к фальсификации каких-то симптомов не означает, что не существует ситуаций, в которых вы станете дышать чаще не по своему желанию, а под воздействием какой-то эмоции. Когда вы испуганы, вы можете держать свое дыхание под контролем, но это означает, что вы будете бороться с противоположными импульсами и пытаться справиться с ними. Это будет борьба. То же самое можно сказать и о выражениях лица.

Так как люди меньше контролируют выражения лица и имеют меньше возможностей наблюдать, фальсифицировать или подавлять их, чем свои слова, то именно анализ выражений лица может обеспечить правильное определение реальных чувств человека. Но поскольку людей учат контролировать выражения своего лица, поскольку люди могут подавлять непроизвольные реакции лица или изображать на лице то, чего они не чувствуют на самом деле, то выражения лица вполне могут вас обмануть. Во время беседы выражения лица могут быть более правдивыми, чем слова (разумеется, существуют особые указания на использование неискренних слов; очевидными их примерами могут служить случайные оговорки). Но лицо может еще сильнее вводить в заблуждение, чем слова.

Как же быть? Как же отличить истинные проявления эмоций от ложных? Можно ли заметить проявления тех чувств, которые человек пытается скрыть? Большинство людей используют для этого следующие простые правила:

• Глаза чаще всего «говорят правду».

• Если человек произносит слова о том, что он испытывает какую-то эмоцию, но не проявляет никаких эмоций, то вы не должны верить словам. Например, человек может говорить, что он испытывает гнев или радость, но при этом выглядит абсолютно бесстрастным.

• Если человек заявляет об испытываемой им негативной эмоции, но при этом демонстрирует улыбку на лице, то вы можете поверить либо его словам, либо его улыбке. Все будет зависеть от ситуации. Например, если человек говорит о том, что он боится зубного врача, но при этом улыбается, то вы интерпретируете улыбку не как отрицание слов, а как социальный комментарий и верите словам. Если женщина обманывает надежды мужчины, делает это легко и непринужденно, а он с улыбкой заявляет, что ужасно этим разгневан, то такие слова не должны вызывать доверия.

• Если человек не выражает своих чувств словами, но показывает их на лице, то вы верите тому, что говорит его лицо, особенно если на словах он отрицает испытываемые им эмоции. Например, если человек говорит: «Я вовсе не удивлен», но выглядит удивленным, то вы верите, что он испытывает удивление.

Вероятно, эти правила справедливы не всегда. Чтобы понять различия заслуживающих и не заслуживающих доверия выражений лиц, сначала следует обсудить причины, по которым люди контролируют выражения своего лица, и те методы, которые они для этого используют.

Причины, по которым люди контролируют выражения своего лица

Мы придумали термин правила отображения для описания того, что люди узнают, начиная с детского возраста, о необходимости управлять проявлениями конкретных эмоций в конкретных обстоятельствах. Например, в США взрослые мужчины, горожане среднего класса, следуют правилу, запрещающему им проявлять свой страх на людях. Женщины той же социальной категории до вступления в брак или до рождения детей следуют правилу, запрещающему им проявлять на людях гнев. Первоначально вы усваиваете правила отображения, когда вам говорят, что можно, а чего нельзя делать, или когда вы сами учитесь этому, наблюдая и имитируя поведение других людей без получения каких-то специальных инструкций. Усвоенные правила отображения начинают действовать как привычки — это во многом напоминает вождение машины. Вы не думаете о своих действиях, если только не обнаруживаете, что совершили ошибку. Люди размышляют о том, какое правило отображения им использовать, только оказавшись в непривычных для себя обстоятельствах (правила отображения зависят от культуры), или если не могут понять, в какой ситуации они оказались, какой должна быть их роль и чего от них ожидают.

Согласно приведенному выше примеру правил отображения — страх для мужчин, гнев для женщин, — определенная эмоция не должна проявляться на людях. Но бывает, что правила отображения оказываются более конкретными в запрещении какого-то выражения лица только при исполнении определенной роли или в определенной социальной ситуации. Например, в США на свадьбах представителей среднего класса невеста может открыто плакать или выглядеть печальной, как и ее родители, но для жениха или его родителей такое поведение считается недопустимым. Хотя обычно правила отображения запрещают мужчинам плакать, проявление печали признается допустимым, но только не для жениха на собственной свадьбе. Нередко правило отображения уточняет не только запрещенную эмоцию, но также и эмоцию, которая должна ее заменить. Может показаться странным, что на конкурсах красоты именно победительницы, а не проигравшие, плачут, когда объявляется имя очередной «мисс Чего-то», но таковы правила отображения эмоций для победительниц и проигравших. Проигравшие на таких конкурсах обязаны скрывать свое горе и выглядеть хоть чуточку счастливыми. Победительницы должны заботиться о том, чтобы ни в коем случае не выглядеть самодовольными. Перед тем как результаты будут объявлены, каждая участница, опасаясь крушения надежд, направляет все свои силы на то, чтобы не расплакаться и сохранить улыбку. Когда же объявляется победительница, то у нее сразу же отпадает необходимость сдерживать свои слезы — и они появляются на лице.

Правила отображения не обязательно должны налагать запрет или жесткое ограничение на проявление конкретной эмоции, а могут лишь уточнять степень ее проявления. Например, люди, пришедшие на похороны, должны соотносить степень выражения своей скорби со степенью выражения скорби других участников этой печальной процедуры. Здесь, по-видимому, существует определенная градация выражений скорби. Предположим, что смерть внезапно настигла мужчину средних лет. Если на похоронах его секретарша будет выражать на своем лице больше скорби, чем его жена, то это будет являться двусмысленным намеком на характер отношений с покойным. Вместо этого она должна выражать на лице меньшую скорбь, чем люди, находившиеся с покойным в законных близких отношениях.

Мы говорили также, что правила отображения зависят и от культуры того или иного общества. Это обычаи, регламентирующие выражения лица всех лояльных членов данной культуры, субкультуры или социального класса. Их роль в общественной жизни является главной, наиболее распространенной причиной того, что люди контролируют свои выражения лица. Второй причиной такого контроля являются индивидуальные правила отображения — привычки, оказывающиеся продуктом идиосинкразий, типичных для конкретной семьи. Например, человек может быть с детства приучен никогда не смотреть гневно на того, кто обладает властью, или никогда не смотреть сердито на человека противоположного пола. Индивидуальные правила отображения могут носить также довольно общий характер: лицемерные люди привычно чрезмерно усиливают проявления любых эмоций; сдержанные люди постоянно стараются сохранять на лице нейтральное выражение.

Как видим, люди контролируют выражения эмоций на лице из-за глубоко укоренившихся в обществе условностей (правил отображения в конкретной культуре) или идиосинкразий, выработанных воспитанием (индивидуальные правила отображения) — Еще одной причиной контроля выражений лица являются профессиональные требования. Очевидно, что актеры должны уметь хорошо управлять выражениями своего лица. Это же умение необходимо дипломатам, адвокатам, продавцам, политикам, врачам, медсестрам и, возможно, учителям. Неизвестно, есть ли взаимосвязь между выбором подобных профессий и имеющимися у людей навыками контроля выражений лица, не известно также, в какой степени подобные навыки вырабатываются в процессе обучения или по мере накопления личного опыта.

Следующая причина, по которой люди контролируют выражения лица, — это потребность текущего момента. Задержанный правонарушитель, заявляющий о своей невиновности, не следует ни правилам отображения эмоций, принятым в определенной культуре, ни индивидуальным правилам отображения эмоций, ни профессиональным требованиям, — если только он не является профессиональным преступником. Он лжет, используя слова и выражение своего лица, просто чтобы спасти себя от наказания. Карманник должен изображать на лице притворное удивление, когда его хватают за руку. Муж должен подавлять улыбку радости, встречая свою любовницу, если эта встреча происходит в присутствии его жены.

Обычно человек, о котором говорят, что он лжет, стремится удовлетворить какую-то свою текущую потребность. Но все причины контроля предполагают возможность ложных сообщений или пропуска сообщений. Справедливо, что общество строже осуждает ложь ради личной выгоды, чем ложь, обусловленную индивидуальными особенностями характера либо необходимостью соблюдения профессиональных требований или общественных условностей. Однако слово ложь не всегда правильно отображает то, что в этих случаях происходит. Оно предполагает, что единственно важное сообщение — это сообщение об истинном чувстве, которое лежит в основе ложного сообщения. Но ложное сообщение также имеет важное значение, если вы знаете, что оно ложно. Вместо того чтобы называть этот процесс ложью, вам следовало бы лучше назвать его контролем сообщения, потому что ложь сама по себе также может передавать полезное сообщение.

В какие-то периоды времени люди не контролируют сообщения, которые они распространяют, в сообщениях нет неоднозначности, предоставляемая информация внутренне непротиворечива. Это искренняя, или честная, коммуникация. Но есть моменты, когда люди пытаются скрыть одно сообщение и заменить его другим. В результате сообщения вступают в конфликт, поскольку одно отражает фактическое чувство, а другое — то, что человек хочет передать или думает, что он должен передать. Оба сообщения содержат информацию, оба они важны. Предположим, человек пережил острую депрессию и теперь, все еще находясь в подавленном состоянии, пытается скрыть печальное выражение лица и выглядеть умеренно радостным. Вы ошибетесь, если решите, что он радуется, но вы также ошибетесь, если проигнорируете его попытку выглядеть радостным, ведь это говорит о том, что человек начинает чувствовать себя лучше, или что ему не следует доверять, или что он хочет сделать вам приятное, или что вам не следует слишком беспокоиться о нем. Но как выяснить, контролируется сообщение или нет? И если да, как распознать и сообщение о том, что человек чувствует, и сообщение о том, чего человек в действительности не чувствует? Сначала нужно провести различие между существующими методами управления выражением лица. Это важно, потому что когда люди контролируют сообщение, передаваемое лицом, они делают гораздо больше, чем просто заменяют испытываемою ими эмоцию другой, которой они не испытывают.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав

  • CHAPTER XV — FRIDAY`S EDUCATION
  • Кэрри Фишер
  • МЫС БЕРНУЛЛИ
  • Sense and Sensibility, by Jane Austen 9 страница
  • Послания Присоединившимся
  • Статья 27.12. Отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения
  • Кафоличность и миссия
  • Студента _______________________________________________
  • Виды операционных систем
  • Беседа пятая: О четвертом прошении молитвы Господней
  • Под парусом мечты
  • Чужие роли, чужие смыслы
  • Характеристика мер государственного регулирования
  • Мероприятий учреждений культуры Щёлковского муниципального района на январь 2015 года
  • И подгынэ кэ Ёв сыклякирдэ и пхэндлэ: «Соскэ ту ракирэс лэнгэ примерэнца?» 11
  • Население объединенной Германии составляет 81 миллион человек (67 миллионов в Западной и 14 миллионов в Восточной); для сравнения: французов - 58 миллионов; поляков - 38 миллионов; голландцев - 15 4 страница
  • ТЕХНОЛОГИЯ ОБРАБОТКИ ПОЕЗДОВ
  • Учителя
  • Биологические условия
  • Домашнее задание