Понятие научной рациональности.

В философии науки рациональность понимается как совокупность норм и методов1 характеризующих научное исследование, а теория рациональности совпадает с методологией науки, рациональность, а тем самым ее формы должны иметь какое-то отношение к науке. Но в таком случае требуется определить, что есть наука.

Представление о науке (во втором смысле) исторически изменялось. Слово «наука» долгое время обозначало знания вообще или просто знание о чем-то. Продолжительное время понятие «наука» применялось к способу знания,

характеризуемому системой дискурсивного мышления. Астрология, алхимия, которые сегодня невозможно отнести к науке, в течение долгого времени признавались таковыми (в отношении астрологии особо поучителен пример Кеплера). В Средние века теология была неоспоримой царицей наук. В эпоху Декарта и Лейбница метафизика была фундаментом наук и первой из наук.

Тему об исторических типах рациональности в науке можно раскрыть, описывая различного рода рефлексии Аристотеля, Платона, Прокла, Гроссетеста, Бэкона, Декарта. Но более приемлемым представляется анализ того, как те или иные реальные особенности науки, т. е. сама непосредственно научная деятельность и ее результаты (так называемые «истины») находили рациональное отражение в рамках тех или иных филocoфcкo- мeтoдoлoгичecкиx концепций.

«Тип рациональности» означает определенную форму и степень соответствия той или иной философско-эпистемологической идеологемы реальной исторической ситуации в науке. Однако с позиции нашей собственной рефлексии мы можем критически анализировать и выявлять те рациональные аспекты, которые заложены в концепциях прошлого. Соотнося эти концепции не только с наукой в собственном смысле, но и с культурой в целом, можно выявить определенные типы рационального содержания этих концепций как специфические формы отражения бытия науки.

Ориентируясь на изучение объективного мира вещей и вещных отношений, имеющих жизненно важное практическое значение для человека, наука искала такие методы изучения и способы такой организации знания, чтобы его можно было практически применять, а также передавать в пользование широкому кругу людей. Наиболее адекватной этим задачам организации знания явилась рационально- логическая, позволяющая представить знание в правиле, математической формуле, принципе, рецепте и т.д.

Наука, в отличие от обыденного познания, ориентируется на поиск сущности, истины, т.е. того, что не лежит на поверхности явлений и процессов, не дано непосредственно чувствам, более того, скрыто от них. Проникнуть в сущность вещей нельзя путем простого наблюдения, обобщения фактов и т.д. Необходимы специальные процедуры трансформации реальных объектов в идеальные, существующие только в мысли.

Способность мышления работать с идеальными объектами, моделями была открыта еще в Древней Греции. Мир идеальных конструкций - это теоретический мир. Его преобразовывают, с ним работают только в мысли и при помощи мысли. Сконструировав такой мир, затем можно установить законы, которые будут в нем действовать.

Открыв способность мышления работать с идеальными объектами, античность тем самым открыла рациональность. Наука использовала это открытие, но внесла в него существенные изменения и добавления. Античная рациональность не запрещала мысли конструировать такие идеальные объекты, как кентавры, горгоны и т.д. Никто и ничто не контролировали деятельность мышления по
созданию идеальных миров.



Наука не допускала такой свободы мысли, ибо она искала знания, пригодные для практического использования и применения. Отсюда возникла необходимость ограничения свободы мысли: пространство работы мысли с идеальными объектами было ограничено требованием, согласно которому наука имеет право создавать такие идеальные объекты, которые можно превратить в реальные вещи, предмет или дело. Другими словами, наука выдвигает идею возможности перевести идеальный объект в сотворенную руками человека вещь.

Наука объединила античный рационализм с рациональным «деланием» вещей, придала способности мысли к бесконечному конструированию мира идеальных вещей технологические цели.

2. Исторические типы научной рациональности: классический, неклассический, постнеклассический.

Наука - явление конкретное - историческое, проходящее в своем развитии ряд качественно-своеообразных этапов.

Науке как таковой предшествует преднаука (доклассический этап), где зарождаются элементы (предпосылки) науки. Здесь имеются в виду зачатки знаний на Древнем Востоке, в Греции и Риме, а также в средние века, вплоть до Нового времени. Именно этот период чаще всего считают началом, исходным пунктом естествознания как систематического исследования природы.

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вследствие отделении от философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклассический, постнеклассический (современный). На каждом из этих этапов разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного исследования, формируется определенный стиль мышления, своеобразный понятийный аппарат и т.п.

Классическая наука (XVII-XIX вв.), исследуя свои объекты, стремилась при их описании и теоретическом объяснении элиминировать все, что относится к субъекту, средствам, приемам и операциям его деятельности. Здесь господствует объектный стиль мышления, стремление познать предмет сам по себе безотносительно к условиям его изучения.

Начало первого - классического периода в истории науки обычно связывают с именем И.Ньютона. Фундаментом классического естествознания стала созданная им механика, которая не только навела порядок в огромном эмпирическом материале, накопленном многими поколениями ученых, но и дала в руки людей мощный инструмент однозначного предсказания будущего в широкой области объектов и явлений природы. Причины перемещения тел в пространстве, закономерности этих перемещений, способы их адекватного описания всегда были в центре внимания человека, так как непосредственно касались наиболее близкой религиозному сознанию области естествознания, а именно - движения небесных тел. Поиск закономерностей этих движений был для человека не столько связан с удовлетворением научной любознательность сколько преследовал глубокую религиозно-философскую цель: познать смысл бытия. Поэтому такое значение во все времена уделялось астрономическим наблюдениям, тщательной фиксации мельчайших подробностей в поведении небесных тел, интерпретации повторяющихся событий.

К середине XIX века авторитет классической механики возрос настолько, что она стала считаться эталоном научного подхода в естествознании. Широта охвата явлений природы, однозначная определенность (детерминизм) выводов, характерные для механики Ньютона, были настолько
убедительны, что сформировалось своеобразное мировоззрение, в соответствии с которым механический подход следует применять ко всем явлениям природы, включая физиологические и социальные, и что надо только определить начальные условия, чтобы проследить эволюцию всем ее многообразии.

Одним из главных методологических принципов классического естествознания являлась независимость объективных процессов в природе от субъекта познания, отделённость объекта от средств познания.

Неклассическая наука (первая половина XX в.), исходный пункт которой связан с разработкой релятивистской и квантовой теории, отвергает объективизм классической науки, отбрасывает представление о реальности как чего-либо не зависящего от средств ее познания, субъективного фактора. Она осмысливает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира.

Научная революция, ознаменовавшая переход к неклассическому этапу в истории естествознания, в первую очередь, связана с именами двух великих ученых XX века -М.Планком и А.Эйнштейном. Первый ввел в науку представление о квантах электромагнитного поля, второй навсегда останется в истории человечества как автор специальной и общей теории относительности. Буквально в течение первой четверти века был полностью построен весь фундамент естествознания, который в целом остается достаточно прочным и в настоящее время.

Решающие шаги в становлении новых представлений были сделаны в области автономной и субатомной физики, где человек попал в совершенно новую познавательную ситуацию. Те понятия (положение в пространстве, скорость, сила, траектория движения и т.п.), которые с успехом работали при объяснении поведения макроскопических природных тел, оказались неадекватными и, следовательно, непригодными для отображения явлений микромира. И причина этого заключалась в том, что исследователь непосредственно имел дело не с микрообъектами самими по себе, как он к этому привык в рамках представлений классической науки, а лишь, с «проекциями» микрообъектов на макроскопические «приборы».

Второй особенностью неклассического естествознания является преобладание же упомянутого вероятно-статистического подхода к природным явлениям и объектам, что фактически означает отказ от концепции детерминизма. Переход к статическому описанию движения индивидуальных микрообъектов было, наверное, самым драматичным моментом в истории науки, ибо даже основоположники новой физики так и не смогли смириться с онтологической природой такого описания, считая его лишь временным, промежуточным этапом естествознания.

Далеко за рамки естествознания вышла сформулированная Н. Бором и ставшая ценовой в неклассической физике идея дополнительности. В соответствии с этим принципом, получение экспериментальной информации об одних физических величинах, описывающих микрообъект, неизбежно связано с потерей информации о некоторых других величинах, дополнительных к первым. Такими взаимно дополнительными величинами являются, например, координаты и импульсы, кинетическая и потенциальная энергии, напряженность электромагнитного поля и число фотонов и т.п. Таким образом, с точки зрения неклассического естествознания невозможно не только однозначное, но и всеобъемлющеепредсказание поведения всех физических параметров, характеризующих динамику микрообъектов.

Для неклассического естествознания характерно объединение противоположных классических понятий и категорий. Например, в современной науке идеи непрерывности и дискретности уже не являются взаимоисключающими, а могут быть применены к одному и тому же объекту, в частности, физическому полю или микрочастице. Другим примером может служить относительность одновременности: события, одновременные в одной системе отсчета, оказываются неодновременными в другой системе отсчета, движущейся относительно первой.

Произошла в неклассической науке и переоценка роли опыта и теоретического мышления в движении к новым результатам. Прежде всего, была зафиксирована и осознана парадоксальность новых решений с точки зрения «здравого смысла». В классической науке такого резкого расхождения науки со здравым смыслом не было. Основным средством движения к новому знанию стало не его построение снизу, отталкиваясь от фактической, эмпирической стороны дела, а сверху. Явное предпочтение методу математической гипотезы, усложнение математической символики все чаще стали выступать средствами создания новых теоретических конструкций, связь которых с опытом оказывается не прямой и не тривиальной.

Естествознание конца XX века характеризуется рядом специфических черт, которые позволяют говорить об уже начавшемся повороте к новому этапу его развития. Этот этап, получивший название постнеклассического (или неоклассического), был вызван не столько проблемами физики «переднего края» (микромир, космос), сколько острой необходимостью понять сложные экономические, социально-политические, общественные процессы, инициированные

научно-техническим прогрессом. В виду того, что последствия этого прогресса оказались далеко не однозначными, более того, начали угрожать человечеству (ядерная, экологическая катастрофа, деградация культуры и человеческой психики), потребовалась научно обоснованная реакция общества на эти негативные последствия.

Наука должна была перейти к изучению больших и очень сложных систем, какими являются человек, биосфера,

Общество т.п. Для анализа таких систем ученым пришлось отказаться от аналитического подхода к изучаемым объектам, основанного на все большем «погружении» в глубь его структуры. Основными методами исследованиями становятся синтетические методы, концентрирующие внимание на специфических особенностях поведения сложных саморазвивающихся систем, пронизывающихся многочисленными нелинейными обратными связями между подсистемами. Именно эти обратные связи обусловливают

индивидуальную неповторимость эволюции сложных систем. Одним из первых применил такой синтетический метод основоположник кибернетики Н.Винер.

Если классическая и неклассическая наука занималась в основном изучением непрерывно протекающих процессов, достаточно плавных переходов между состояниями рассматриваемых объектов, то постнеклассическая наука начинает в первую очередь интересоваться вопросами возникновения новых качеств, связанных с переходом на более высокие уровни структурной организации. В связи с этим можно говорить о повороте от науки «существующего» к науке «возникающего», повороте от «бытия» к «становлению». Эволюционная наука постепенно переходит от индуктивно-эмпирического к дедуктивно-теоретическому уровню познания.

  • ДАРЕНИЕ САМОГО СЕБЯ
  • Пищеварение человека.
  • Стаття 268 1. Збір за місця для паркування транспортних засобів
  • Модификация модели is-lm-bp для малой открытой экономики
  • ОБРЕШЕТКА
  • Запись 203
  • НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
  • Подача материала для дробления и уборка дробленого продукта
  • Миражи. 5 страница
  • НА ЧЕМ ОНИ ПЛОДОНОСЯТ?
  • Физиологическая кривая нагрузки на уроке ФК
  • Teil 2. Kiew - dem Geburtsort seiner Mutter
  • Уайт Елена Г 48 страница
  • BROKEN UP
  • Табличка для защиты дома
  • Полномочия Президиума Высшего Арбитражного Суда России
  • Изложение знания. Кама Сутра
  • Экспликация зданий и сооружений.
  • ВРЕМЯ РЕФОРМ.
  • - Рабство в Библии . 36 90 страница